Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Памяти Людмилы Крутиковой-Абрамовой

23 сентября 2017 года Людмиле Владимировне Крутиковой-Абрамовой исполнилось 97 лет. 8 октября 2017 года она умерла. Похоронили ее в Верколе, рядом с Федором Абрамовым, чей завет она исполняла более 30 лет: "Живи за двоих и заверши мои писательские дела".   Буквально за месяц до трагического события она беседовала с журналистом Сергеем Доморощеновым. «Многое совмещал и нёс в себе Фёдор Абрамов. Порой казалось, он вмещал все радости и печали, все дела и устремления, все успехи и неудачи народа, Ро ...

16 Октября, 2017
Конкурс «Кружевное Беломорье»

24 сентября в Ломоносовской библиотеке г. Архангельска подведены итоги областного литературного конкурса "Кружевное Беломорье", проведённого в честь 80-летия Архангельской области. Мы поздравляем кардиограммовцев-победителей Марину Зарубину и Светлану Макарьину! Спонсором подарков стал литературно-издательский центр «Лоция». Кардиограмма души ...

16 Октября, 2017
Новая книга «Челобитная деревни»

Сборник стихов Ирины Кемаковой – второй, который она выпускает, и по-прежнему посвящен темам, которые ее волнуют: деревня, природа, люди... ...

13 Октября, 2017
Сергей Суровцев «Незабываемое»

Книга Сергея Суровцева рассказывает не только о героях-лётчиках Великой Отечественной войны, пилотах гражданской авиации Архангельской области, но и повествует о тех днях, которые оставили неизгладимый след в жизни автора. ...

13 Октября, 2017
Новая книга «О степени родства»

Книга посвящена памяти поэта и писателя Дмитрия Ушакова, который родился в Шожме Няндомского района, но большую часть жизни прожил в Москве, работая в журнале «Наш современник». ...

13 Октября, 2017

ОТ ГАЙДАРА – И ПО УЛИЦЕ РОДНОЙ

http://lotsiya.ru/img1/burlov.jpg

«Что есть сама по себе улица? Улица есть улица. По словарю Ожегова – это два ряда домов и пространство между ними. А если подумать, то каждая улица хранит память о каком-то крупном событии. И в каждом доме живут люди, среди которых обязательно есть какая-нибудь интересная личность».

Так размышляет Александр Николаевич Бурлов, журналист и краевед. Он живет в Северодвинске, который когда-то назывался Молотовском, более семидесяти лет и по праву считает его своей малой родиной. Большой современный город рос у него на глазах, и он хорошо знаком с его историей. Даже в районе «старого города», где доживают свой век покосившиеся деревянные дома-ветераны, краевед знает каждую улицу, каждый двор, каждый закоулок.

Побеседовать с нашим героем я пришла в редакцию газеты «Вечерний Северодвинск», выпускаемой издательством «Северная неделя», где Бурлов трудится почти четверть века. Дело было накануне Нового года, а потому в помещении царила особенная атмосфера – наряженная елка, мишура… Разве что Деда Мороза со Снегурочкой не хватало. Хотя нет, был там и Дед Мороз на входе, не настоящий, конечно, а пластиковый, но и такой подойдет для создания праздничного настроения.

Наш с Александром Николаевичем разговор состоялся в каминной, где проходят еженедельные планерки редакции. Я подумала, очень символично, что встретились мы именно в том месте, где мой собеседник за годы работы, вероятно, получил тысячи редакционных заданий. А потом начался интересный рассказ о журналистике, об общественной деятельности, об увлечениях и о том, как все эти аспекты его жизни переплетаются вместе.

Краеведение начало интересовать журналиста много лет назад. Когда-то давно, еще в конце пятидесятых годов прошлого века, Александр Бурлов пришел на день рождения к своему другу. Пришел немного раньше назначенного времени. Что же привлекло внимание будущего краеведа в доме друга? Конечно же, книжные полки. Не буду предполагать, что же это было – случайность или воля судьбы, но первой книгой, которую Александр Николаевич наугад выбрал из множества других, был томик Аркадия Гайдара. И молодой человек начал его перелистывать. Александр, естественно, и раньше читал книги Гайдара, но не было у него тогда представления о том, что этот человек жил и работал в Архангельске.

«Листаю, смотрю газетный очерк «Шумит Мудьюга», а в конце приписка: «Правда Севера». Смотрю дальше, фельетон «Фельдъегерь», и опять с пометкой: «Волна», Архангельск. И тут я подумал, как так – рядом жил и трудился такой известный писатель, а я о нем ничего не знаю. Захотелось узнать», – вспоминает о своем открытии Бурлов. А ведь очень вредно чего-то не знать, если очень хочется. Поэтому Александр Николаевич тут же отправился в северодвинскую городскую библиотеку в поисках информации о пребывании Гайдара в нашей области, но безрезультатно. Затем в архангельские библиотеки – и опять ничего.

Тут стоит отдать должное нашему в то время начинающему краеведу – такие неудачи еще больше разожгли в нем интерес к личности Гайдара. Да и в редакции «Правды Севера» ему сказали: «Вы молодой – так и займитесь этим делом. Потом напишете». Он и занялся. Диплом в университете, где учился заочно, защитил по творчеству Гайдара. Написал сценарий «Журналист, писатель, воин», ставший основой первой художественной передачи архангельского телевидения. Для этого пришлось немало потрудиться: рыться в архивах, изучать документы, вести переписку и встречаться с людьми, которые каким-то образом пересекались с Гайдаром, В частности, уже тогда появилась возможность пообщаться с Лией Лазаревной Соломянской, женой писателя, и их сыном Тимуром. В поисках нужных фактов краевед выступил на архангельском телевидении, которое в то время только открылось.

Отклики не заставили себя ждать. Их было не так уж и много, но все они представляли большую ценность. С их помощью удалось найти дома, в которых жила семья Гайдара, побеседовать с бывшими соседями, обзавестись адресами для дальнейшего поиска, растянувшегося на много лет. В записных книжках уже значились Москва, Ленинград, Киев, Арзамас, Клин, Львов, Тбилиси. В некоторых из этих городов журналист побывал неоднократно.

Плодами всех трудов стали две книги Александра Николаевича Бурлова под названием «Гайдар на Севере». Второе издание, по сути это была уже новая книга, вышло в 1973 году и разошлось тиражом в десять тысяч экземпляров. Вот так в жизни нашего героя появилось краеведение. А за заслуги в воспитании подрастающего поколения в 1989 году Александр Бурлов был удостоен Знака Гайдара, учрежденного ЦК ВЛКСМ.

«Это очень редкая награда, – поясняет Александр Николаевич. – Ежегодно в стране ее получали двенадцать человек. Знаком награжден биограф Гайдара Борис Камов, из писательской братии им отмечены также Сергей Михалков, Агния Барто».

Еще одним ярким эпизодом в жизни Бурлова-краеведа стала его книга «А ты мне, улица родная…» (2000 г.). Сам он говорит, что с нее, по сути дела, и началось настоящее краеведение, но тут же поправляется – нет, все же оно началось с Гайдара. Тем не менее, «Улица» для автора также стала важной вехой в биографии. И история о том, как в голову журналиста пришла идея издать подобную книгу, тоже довольно занимательна.

Александр Николаевич частенько рассказывал на летучках и планерках в «Вечернем Северодвинске» различные байки, эпизоды из жизни, вспоминал курьёзные случаи.

Вячеслав Васильевич Белоусов – генеральный директор издательства «Северная неделя» – однажды сказал ему: «Так напишите об этом». Действительно, почему бы и не написать «о Молотовске-Северодвинске, о друзьях-товарищах и немного о себе»? Поначалу книгу отрывками печатали в газете, но вскоре прекратили: стало ясно, что объем её слишком велик, и на публикацию в таком виде уйдет больше года, да и жанр не газетный. А потом тот же Белоусов изыскал возможность выпустить ее отдельным изданием.

«А ты мне, улица родная…» вышла тиражом в две тысячи экземпляров. Автор сначала посчитал, что это даже слишком много, так как книги в то время плохо покупали – 2000-й год, полуголодное время. Тем не менее, весь тираж быстро разошелся, многие стояли даже в очередях ради того, чтобы получить эту книгу. Заказали дополнительный тираж – еще две тысячи экземпляров. Это был своеобразный рекорд по продаже какой-либо художественной литературы в Северодвинске за последние годы.

Об «А ты мне, улица родная» автор говорит так: «Я думал, что она будет интересна только моим сверстникам. Я же написал о том, как мы жили, о нашей молодости. А оказалось, что она коснулась людей всех возрастов, разных поколений, потому что кто-то там прочитал про своего папу, кто-то – про маму. На меня обрушился сразу шквал звонков, вопросов, и я понял, что книга пользуется большим успехом».

А сейчас Александру Николаевичу частенько задают два вопроса: «Где купить книгу?» и «Когда выйдет новая?». Ведь автор в издании «А ты мне, улица родная…» неосторожно сделал пометку – «Конец первой части». В настоящее время он работает над тем, чтобы читатели все же смогли встретиться с ним вновь на страницах второй части. Впрочем, говорить о скором ее завершении и издании пока что рано.

«У меня не было уверенности в том, что я быстро напишу вторую часть, – делится журналист, – но я и не думал, что все растянется более чем на десятилетие». Дело в том, что деятельности Бурлова-краеведа, можно сказать, «мешала» деятельность Бурлова-журналиста. Ведь журналистика для Александра Николаевича – работа, а краеведение – всего лишь хобби. «Я не хотел порывать с газетой. А газета – это такая вещь, которая затягивает полностью. К тому же там еще и существуют жесткие сроки. Вот вчера надо было сдать статью в номер. Пришлось и ночью, и в воскресенье поработать», – рассказывает мой собеседник. Кроме того, по мнению журналиста, работа в редакции дисциплинирует: «Я знаю, что мне надо прийти к девяти часам, и не буду валяться в постели, не буду смотреть телевизор допоздна».

Кстати, журналистские публикации Александра Николаевича часто касаются краеведения, и многие из них найдут отражение в продолжении вышеупомянутой книги. Мы будем надеяться, что Александр Николаевич все же в скором времени издаст вторую часть своей книги на радость читателям.

Во многом ему помогает в работе жена. Елена Семёновна участвует в подборе нужных документов, газетных вырезок, нередко находит адреса старожилов города и даже иногда подсказывает тему для какой-либо главы. Она тоже ветеран города, живет здесь с 1953 года. «Жена уже настроена на этот поиск», – говорит Александр Николаевич. Что тут сказать, после долгих лет совместной жизни супруги просто обязаны были научиться мыслить в одном ключе. Как говорится, муж да жена – одна сатана.

Дочь героя очерка, Наталья Александровна Бирюкова, работала в том же издательстве, что и отец, но в газете «Дачная». Краеведческой деятельностью не занимается. Но к этому увлечению Александра Николаевича относится с уважением.

Большой отрадой для Александра Бурлова является подрастающее поколение. «Появляется много молодых и любознательных ребят – школьников, студентов», – говорит журналист. Также Александра Николаевича радует, что у него есть и молодые читатели, которые интересуются временами молодости своих родителей, бабушек и дедушек. «Бывает, подойдет кто-нибудь, скажет: «А я вашу книгу читал, вы там о моей маме написали»», – вспоминает краевед. Можно также сказать, что молодежь в какой-то степени вдохновляет писателя на его работу. Ведь пока плоды его трудов востребованы, художник будет творить. А если они востребованы новым поколением – творить хочется с новыми силами.

Новикова Яна