Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Клавиши судьбы

На Соловках завершилась конференция «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей». Северодвинский журналист, автор книги "Затепли свечу" Ольга Голубцова  рассказывала о Надежде Минейко - матери Ксении Петровны Гемп, о которой написана эта документальную повесть. ...

13 Июля, 2018
Юбилей на малой родине

Творческий вечер члена Союза журналистов России, поэтессы Надежды Теплухиной прошел в Центральной библиотеке Березника. ...

09 Июля, 2018
Новая книга: Душа на кончике пера

В издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная Северодвинску. ...

03 Июля, 2018
Они трудились во имя жизни на земле

В издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная здравоохранению Пинежского района. В нее вошли материалы участников II краеведческих чтений «Во имя жизни на земле. Летопись здравоохранения Пинежья». ...

02 Июля, 2018
Повесть о Лизе, рассказанная по ее записям

Яркие воспоминания о своих предках и своей жизни оставила простая женщина с Ваги Елизавета Григорьевна Лозинская (в девичестве - Долгобородова). Обработал их и включил в свою книгу «Житие обыкновенных святых» краевед Леонид Невзоров. ...

27 Июня, 2018
Север формирует характер

Так назвали сборник исследовательских работ, звучавших на первой открытой краеведческой конференции, которая состоялась в п. Коноша. Среди них – рассказ о новых видах туризма и применимости их в условиях севера. ...

26 Июня, 2018

В свет вышла вторая книга Алексея Яковлевича Ботыгина «От земли отрываясь».


ОТ АВТОРА

О названии. Предполагалось, что назову книгу «Рота, стройся» или «Негодные кадеты». Однако назвал книгу «От земли отрываясь», потому как прошло более 40 лет с той поры, когда учился в мореходном училище, и вся моя жизнь прошла на море.

Деревня Нижние Козлики – место в Маймаксе, где я родился и вырос. По этой причине мне близок образ двинян и вся горемычная жизнь заводчан. Рабочий люд жил тогда в бараках, имеющих длинные корридоры и большие комнаты, насквозь продуваемые ветром.

Охота, рыбалка – эта особая тема. Это выстрел «в штык» и рыбалка в губе Сухое море. Все живо, интересно и чувствительно.

Мореходка. Ей отдана значительная часть моей судьбы. Здесь учеба, наряды, хождение в увольнение. Жалко, что наш командир, младший лейтенант, был так мало времени с нами. Вечер в ресторане «Дружба» стал для него печальным.

Другим командирам и преподавателям отведено в рассказах много места. Одним из тех, кто запомнился, был «дядя Тэм». Потом были рулевые, а, также преподаватель по навигации, «главный радиус кривизны».

После первого курса начальник училища издал приказ: «Дан приказ идти на «Запад». Проведя три месяца на этом парусном судне, мы многому научились.

Четыре курсанта с «художественным храпом» были у нас в роте. А у «отца Амоса» ночью наступал час разговорного жанра и кое-кто учил ночью уроки.

«Аргонавты» – самый крутой ансамбль того времени. Сколько девчонок побывало тогда в мореходке! Некоторые через забор даже перелезали. Были КВН, были вечера отдыха да много чего было...

Был музвзвод с капельмейстером Собольским Григорием Антоновичем. В оркестр набирали добровольно – кто хочет, тот играет. Если музыкант берет инструмент в руки, а лучше, если целый оркестр, происходит чудо, происходит создание волшебной музыки. Не важно, будет ли это рондо, пьеса, токата или просто марш.

Репетиции были каждый день. В оркестре играть, с одной стороны, легче, можно под шумок сфальшивить. С другой стороны, оркестр – это единый организм: один схалтурил, переигрывают все.

Каждый день Серега Артемьев садился на стул, ставил перед собой пюпитр и начинал вскрывать своим духовым инструментом басовый ключ. Его сузафон гремел так, что дребезжали не только окна, но и рамы. Звук был неустойчивым, и если быть честным – фу, противным!

Сирджик «Чмо» – этот рассказ про человека, который был с нами в мореходке, потом мы вместе проходили практику на «Западе», вместе учились и сдавали государственные экзамены. Но, то что дано одному человеку, неподвластно другому. «Чмо» попал на теплоход «Игаркалес». Именно там охмурила его пекариха. Находясь в отпуске, он сбежал от нее, но женщины нашли его квартиру и строго наказали матери, как ему следует поступать.

Почему морские рассказы так легко превращаются в «травлю» и так легко забываются? Вероятно, потому, что в «травле» чересчур много выдумки, то есть лжи.

Все это мы найдем в четвертой части «Томик Есенина на столе». Здесь же мы прочитаем рассказы «Шиншилла» и «Полундра». Любовь – штука серьезная. Она самое большое счастье в нашей жизни!

«После того как мы познакомились, мой мир перевернулся для меня и теперь сияет алмазом. Мы дали клятву, как Гиппократ, любить и не изменять никогда. Я, Прайдуков Юрий, этой клятве буду верен всегда! Вот увидишь!» В этом же рейсе историй было – хоть отбавляй: погрузка на Бакарице, выгрузка в Тикси, сдача автомашин, картошки, Хатанга с ее портнадзором и Игарка с драгоценными витринами ювелирного магазина – все с приключениями.

«Иногда Прайдуков задерживался перед витриной, где внимательно разглядывал золотые или серебряные украшения, любовался изумрудами или сапфирами. С жадностью рассматривал разложенные на бархате или шелке александриты и евклазы. Витрины блестели всеми цветами радуги».

Приятного и веселого вам чтения!

С уважением, Ботыгин А.Я.

 

Подробнее о книге читайте в разделе "Обзор книг"