Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Невероятно, а очевидно

Вышла в свет новая книга Станислава Яковлевича Половникова. «Невероятно, а очевидно» - это документально-публицистическая проза о поморах, удивительной арктической истории, алмазах, кедрах и интервенции на Русском Севере. ...

04 Ноября, 2018
Край мой северный

В издательстве "Лоция" вышлел фотоальбом Елены Рэй "My Northern Land". ...

26 Октября, 2018
Няндомский "Белый пегас" и архангельская "Лоция" на пути к сотрудничеству

20 сентября в центральной районной библиотеке состоялось очередная встреча ЛИТО «Белый Пегас», также на встрече присутствовала замечательная гостья, Тамара Валентиновна Овчинникова, директор издательства «Лоция» г. Архангельск. ...

26 Октября, 2018
Презентация книги "Советская улица моя"

19 октября в Вельской центральной библиотеке состоялась презентация книги Александра Малолетова "Советская улица моя". ...

26 Октября, 2018
Ты много сделал для нас и для Севера, Саша!

6 октября ушел из жизни мануальный терапевт и невролог, писатель и общественный деятель Александр Тутов.   ...

26 Октября, 2018
Быть первыми!

Вышла в свет новая книга "Быть первыми!", посвященная 10-летнему юбилею второй в России саморегулируемой организации управляющих недвижимостью в сфере жилищно-комунального хозяйства – НП «СРО УН «Гарант». ...

26 Октября, 2018

В свет вышла вторая книга Алексея Яковлевича Ботыгина «От земли отрываясь».


ОТ АВТОРА

О названии. Предполагалось, что назову книгу «Рота, стройся» или «Негодные кадеты». Однако назвал книгу «От земли отрываясь», потому как прошло более 40 лет с той поры, когда учился в мореходном училище, и вся моя жизнь прошла на море.

Деревня Нижние Козлики – место в Маймаксе, где я родился и вырос. По этой причине мне близок образ двинян и вся горемычная жизнь заводчан. Рабочий люд жил тогда в бараках, имеющих длинные корридоры и большие комнаты, насквозь продуваемые ветром.

Охота, рыбалка – эта особая тема. Это выстрел «в штык» и рыбалка в губе Сухое море. Все живо, интересно и чувствительно.

Мореходка. Ей отдана значительная часть моей судьбы. Здесь учеба, наряды, хождение в увольнение. Жалко, что наш командир, младший лейтенант, был так мало времени с нами. Вечер в ресторане «Дружба» стал для него печальным.

Другим командирам и преподавателям отведено в рассказах много места. Одним из тех, кто запомнился, был «дядя Тэм». Потом были рулевые, а, также преподаватель по навигации, «главный радиус кривизны».

После первого курса начальник училища издал приказ: «Дан приказ идти на «Запад». Проведя три месяца на этом парусном судне, мы многому научились.

Четыре курсанта с «художественным храпом» были у нас в роте. А у «отца Амоса» ночью наступал час разговорного жанра и кое-кто учил ночью уроки.

«Аргонавты» – самый крутой ансамбль того времени. Сколько девчонок побывало тогда в мореходке! Некоторые через забор даже перелезали. Были КВН, были вечера отдыха да много чего было...

Был музвзвод с капельмейстером Собольским Григорием Антоновичем. В оркестр набирали добровольно – кто хочет, тот играет. Если музыкант берет инструмент в руки, а лучше, если целый оркестр, происходит чудо, происходит создание волшебной музыки. Не важно, будет ли это рондо, пьеса, токата или просто марш.

Репетиции были каждый день. В оркестре играть, с одной стороны, легче, можно под шумок сфальшивить. С другой стороны, оркестр – это единый организм: один схалтурил, переигрывают все.

Каждый день Серега Артемьев садился на стул, ставил перед собой пюпитр и начинал вскрывать своим духовым инструментом басовый ключ. Его сузафон гремел так, что дребезжали не только окна, но и рамы. Звук был неустойчивым, и если быть честным – фу, противным!

Сирджик «Чмо» – этот рассказ про человека, который был с нами в мореходке, потом мы вместе проходили практику на «Западе», вместе учились и сдавали государственные экзамены. Но, то что дано одному человеку, неподвластно другому. «Чмо» попал на теплоход «Игаркалес». Именно там охмурила его пекариха. Находясь в отпуске, он сбежал от нее, но женщины нашли его квартиру и строго наказали матери, как ему следует поступать.

Почему морские рассказы так легко превращаются в «травлю» и так легко забываются? Вероятно, потому, что в «травле» чересчур много выдумки, то есть лжи.

Все это мы найдем в четвертой части «Томик Есенина на столе». Здесь же мы прочитаем рассказы «Шиншилла» и «Полундра». Любовь – штука серьезная. Она самое большое счастье в нашей жизни!

«После того как мы познакомились, мой мир перевернулся для меня и теперь сияет алмазом. Мы дали клятву, как Гиппократ, любить и не изменять никогда. Я, Прайдуков Юрий, этой клятве буду верен всегда! Вот увидишь!» В этом же рейсе историй было – хоть отбавляй: погрузка на Бакарице, выгрузка в Тикси, сдача автомашин, картошки, Хатанга с ее портнадзором и Игарка с драгоценными витринами ювелирного магазина – все с приключениями.

«Иногда Прайдуков задерживался перед витриной, где внимательно разглядывал золотые или серебряные украшения, любовался изумрудами или сапфирами. С жадностью рассматривал разложенные на бархате или шелке александриты и евклазы. Витрины блестели всеми цветами радуги».

Приятного и веселого вам чтения!

С уважением, Ботыгин А.Я.

 

Подробнее о книге читайте в разделе "Обзор книг"