Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Невероятно, а очевидно

Вышла в свет новая книга Станислава Яковлевича Половникова. «Невероятно, а очевидно» - это документально-публицистическая проза о поморах, удивительной арктической истории, алмазах, кедрах и интервенции на Русском Севере. ...

04 Ноября, 2018
Край мой северный

В издательстве "Лоция" вышлел фотоальбом Елены Рэй "My Northern Land". ...

26 Октября, 2018
Няндомский "Белый пегас" и архангельская "Лоция" на пути к сотрудничеству

20 сентября в центральной районной библиотеке состоялось очередная встреча ЛИТО «Белый Пегас», также на встрече присутствовала замечательная гостья, Тамара Валентиновна Овчинникова, директор издательства «Лоция» г. Архангельск. ...

26 Октября, 2018
Презентация книги "Советская улица моя"

19 октября в Вельской центральной библиотеке состоялась презентация книги Александра Малолетова "Советская улица моя". ...

26 Октября, 2018
Ты много сделал для нас и для Севера, Саша!

6 октября ушел из жизни мануальный терапевт и невролог, писатель и общественный деятель Александр Тутов.   ...

26 Октября, 2018
Быть первыми!

Вышла в свет новая книга "Быть первыми!", посвященная 10-летнему юбилею второй в России саморегулируемой организации управляющих недвижимостью в сфере жилищно-комунального хозяйства – НП «СРО УН «Гарант». ...

26 Октября, 2018

 

В литературно-издательском центре «Лоция» продолжается работа над книгой «Моя родословная во времени и пространстве».

Инициатором проекта стало Архангельское отделение Российского общества историков-архивистов.  Книга будет результатом областного смотра-конкурса «Моя родословная во времени и пространстве», она как нельзя лучше вписывается в ткань общественно-политической жизни нашего Отечества и региона, потому что  2012 год указом тогда еще  президента Российской Федерации Д.А. Медведева объявлен годом истории, в том же году страна отмечает 1150-летие Российской государственности, а Архангельская область – своё 75-летие.

 

ОКУНУТЬСЯ В РОДОСЛОВНУЮ

Не нами сказано, что история страны лучше всего воспринимается через историю малой родины, историю предков, ведь яркое отражение всех исторических событий можно найти в каждой семье.

«Не заниматься историей семьи, – подчеркнул профессор А.В. Репневский на областной конференции по истории родословий, – просто оскорбительно». Поэтому не случайно многие члены землячеств, национальных автономий, краеведы, студенты, школьники и их преподаватели приняли участие в областном конкурсе и взялись за нелёгкую, но такую увлекательную работу – составление своей родословной, своего родословца.

Родословец – это слово о роде, а род объединяет сотни, а возможно и тысячи людей, корень которых идёт от одного предка по мужской линии. Конечно, если рассматривать всё родословное дерево – его основной ствол и все отходящие от него ветви и веточки. Чаще всего изучают какую-то одну мощную ветвь, с её самыми достойными и выдающимися персоналиями, с наиболее интересными событиями.

Что значит – «в пространстве и времени»? Некоторые архангелогородцы, длительный период занимаясь в архивах, довели своё родословное древо до 12-14 поколений, что равносильно четырём столетиям во времени. За эти четыре века род мог заселить несколько уездов, мигрируя по матушке Руси, а то и вовсе покинуть свою страну, как это сделали немецкие колонисты или разноязычные жители архангельской немецкой слободы.

Каждого, кто будет скрупулёзно изучать по архивным документам свою или какую-то другую родословную, ожидают самые неожиданные факты и события, крутые повороты в жизни предков.

Иногда переплетаются легенды и были; далёкие-далёкие, почти мифические летописные эпизоды неожиданно оказываются тесно связанными с твоей родословной, а реальными участниками этих событий были твои конкретные предки.

Возьмём, к примеру, почти сказочную златокипящую Мангазею. И вдруг в таможенной книге Великого Устюга за 1633 год читаем обыденную для писцов, но очень значимую для исследователя своей родословной, как чудесную находку, такую запись:

«Октября в 4 день мезенец Мелентей Козьмин с товарыщем Русином Ивановым пришёл из Монгозеи в обласе, явил товару: 12 сороков собольих, да 50 соболей, да 30 пластин собольих, два свясла лоскутья соболья…» /РГАДА. Ф.137. Оп.1. Е.х.24. Л.20-21/.

Или вдруг окажется, что мезенский крестьянин, один из предков твоего рода, связан с далёким воеводой из XVII века, о чём пишут земские старосты в Книге о мирских денежных издержках в 1663 году:

«Офонасью Иванову дано три рубли 25 алтын, что он Офонасей по нашему закащикову уговору в Окладникове слободке на воевоцком дворе с приезду и до поезду воевоцкого жил на дворе в денщиках с лошадью 15 недель». /РГАДА. Ф.137. Оп.1. Ед. хр.1. Л.65 об./.

А родословная коренного лешуконца, ныне известного московского писателя Арсения Ларионова озарена связью с неистовым протопопом Аввакумом. Его предки создали, в поддержку Аввакума, совместно с беглыми монахами, в тайге Цилемский старообрядческий скит, и почти два века были наставниками этой обители. Когда Аввакума везли в ссылку тайболой через Мезень на Печору в Пустозерский острог, стражники делали остановку в селе Койнас, где стояли крестьянские дворы Ларионовых. Протопоп молился в койнасской Никольской церкви, в честь этого события крестьяне поставили на въезде в село шатровый Аввакумов крест.

Архивные документы освещают такие важные для России события, как строительство Санкт-Петербурга, Новодвинской крепости, военных кораблей на архангельских верфях, работу на Олонецких горных заводах, называя поимённо всех двинских и мезенских крестьян, привлечённых по указу на эти работы.

Многие не выдерживали каторжной работы, умерли и захоронены там в болотах. Бесстрастная переписная книга 1716 года отмечала: «Деревня Палащельская. Вдова нищая Сергеевская жена Ульяния Анкидинова дочь 45 лет. У неё три сына: Козьма 12 лет, Осип 11 лет, Ярафей 8 лет. У ней дочь Федосья 17 лет. А муж ея вдовиной в Санкт Питербурхе умре в 711-ом году…» /РГАДА. Ф.350. Оп.1. Е.х.237. Л.261/.

Со школьной скамьи мы знаем, что Санкт-Петербург «построен на костях». Вот только косточки эти были какие-то абстрактные, каких-то отвлечённых людей. Переписная книга 1716 года даёт сведения по всем умершим на строительстве новой столицы и захороненных там. Оказывается, кости некоторых моих предков, представителей моего рода, тоже лежат в Санкт-Петербурге.

Московский писатель Олег Шестинский, прочитав мою книгу «Лешуконье», резюмировал: «Поклонись, Петербург, Русскому Северу не только за корабельный лес и пушнину, но и за жизни лучших и смекалистых его чад, отданных невскому городу навечно». /О. Шестинский. Об одной удивительно родолюбивой книге /Слово. 2007, №3. С.63-66/.

Чем глубже вникаешь в родословную, тем предметнее начинаешь понимать жизнь людей этого рода, их тесную связь с общероссийскими событиями, их вольное или принудительное участие во всех предприятиях страны. История отечества осваивается значительно наглядней и основательнее через историю рода.

Определённый интерес представляют истоки происхождения фамилий. На Русском Севере фамилии большинства крестьян появились на рубеже XVII-XVIII веков. Кто докопался в своих архивных поисках до этого периода, тот испытал наслаждение познания рождения своей фамилии – этого семейного имени. Прослеживая последовательно переписные книги, мы видим, как постепенно, в течение нескольких десятилетий (а вернее – в смене нескольких поколений), возникает та или иная фамилия.

Переписные книги показывают нам и такие примеры, когда два родных брата становятся основателями разных фамилий. Так, Поликарп Григорьевич по прозванию Шуба из деревни Заручевье Мезенского уезда стал основателем фамилии Шубины, а его брат Вавило Григорьевич (вероятно, носивший прозвище Шиш) дал своим потомкам фамилию Шишовы.

Уместно будет привести такой эпизод из моей исследовательской работы. Однажды я получил письмо из Москвы от доктора географических наук, члена-корреспондента РАН, почётного полярника Игоря Алексеевича Зотикова. Его заинтересовали происхождение фамилии и начало корней рода. Узнав, что Зотиковы живут на средней Мезени, Игорь Алексеевич попросил меня посмотреть в архивных документах всё об этой фамилии и особенно, кто из этого рода в начале XIX века выехал в среднюю полосу. Дело в том, что именно в эту пору приехали откуда-то с Севера в тамбовско-воронежские края священнослужители Зотиковы, предки Игоря Алексеевича. У него зародилось предположение, что это ветвь мезенских Зотиковых.

«По моему характеру, – писал Игорь Алексеевич, – это прошлое подходит. Я большую часть жизни посвятил изучению и работе в Антарктике, на Шпицбергене, на ледниках и дрейфующих станциях «Северный полюс». Занимаюсь наукой гляциологией (льды, ледники)…»

Разумеется, я с большим удовольствием согласился выполнить просьбу почётного полярника, тем более, что это моя родная тема, и у меня в личном архиве собраны все выписки переписных книг XVII-XVIII веков по Лешуконью (средняя Мезень). Не составило труда найти начало рода мезенских Зотиковых.

Основатели рода пришли на Устьвашку (ныне село Лешуконское) из Холмогор, предположительно, в конце XVI - начале XVII века. Писцовая книга 1623 года сообщает, что там проживает Зотка Левонтьев – родоначальник Зотиковых. В своём дворе живёт и брат его Политко Левонтьев. В моровые 1642-1644 годы Зотиковы выезжали на свою историческую родину, в Холмогоры (на посаде). По окончании голодных лет они вернулись на Устьвашку.

В перепись 1678 года зафиксированы сыновья Зотки – Тимошка и Исачка. Фамилии ещё нет. А уже их дети – Сергей Тимофеев, Архип, Федот и Семён Исаковы – в перепись 1710 года получили фамилию по отчеству отца – Зотиковы.

Перепись 1716 года отмечает семь ветвей этого рода. А перепись 1748 года показывает, что только от одного представителя рода – Игнатия – пошло пять ветвей. Но живут все Зотиковы в одной деревне – Верхнеконской (околоток Устьвашки).

Я выслал все собранные материалы и схему нисходящей (от родоначальника к потомкам) родословной, а Игорь Алексеевич взялся со своей стороны выстроить восходящую линию, насколько это возможно. Позднее он известил меня, что восходящая и нисходящая родословные схемы состыковались. Так, от рода мезенских крестьян отпочковалась ветвь тамбовских священников и учёных полярников.

Мезенский краевед Николай Васильевич Шульгин опубликовал интереснейшую страницу своей родословной – дневник его деда матроса 1-й статьи Фёдора Кузьмича Шульгина. Грамотный мезенский крестьянин фиксировал хронику своей жизни. За свою семилетнюю службу (1891-1897) участвовал в двух походах с Балтики на Дальний Восток на крейсере «Дмитрий Донской», бывал в Северной Америке на всемирной выставке 1893 года, повидал множество стран и народов, их правителей, в том числе двух последних российских императоров. Свои впечатления матрос Фёдор Шульгин записывал в дневник. Одно только перечисление увиденных городов и стран впечатляет.

Приведённые выше примеры украшают родословную, делают её интересной и увлекательной не только для представителей данного рода, но и для многих читателей.

Конечно, это только вешки во многовековой истории рода, но они характеризуют семейные традиции, стремления, нравы. А главное – они убеждают нас в достоверности предлагаемого родословца.

Чем достигается историческая достоверность родословия? По памяти большинства людей известны лишь три-пять поколений. Остальное надо искать в архивах.

Коренным жителям Архангельского Севера в этом плане здорово повезло: в архивах сохранились писцовые и переписные книги, начиная с начала XVII века, то есть за четыре столетия. Не зря академик Д.С. Лихачёв сказал: «Поморы так же родовиты, как столбовые дворяне».

Мне посчастливилось около двух десятков лет поработать в самых разных архивах: с 1995 года – в государственном архиве Архангельской области (ГААО), семь лет подряд ездил в Москву в Российский государственный архив древних актов (РГАДА), дважды работал в Санкт-Петербурге – в Российском государственном историческом архиве (РГИА), в архиве Санкт-Петербургского филиала Института Российской истории РАН, в Древлехранилище Института Русской литературы РАН (Пушкинский Дом), в отделе рукописей библиотеки Академии Наук. Это даёт мне основание с полной ответственностью сказать, что Дмитрий Сергеевич прав – почти каждый поморский род достоин написания своей родословной.

Поделюсь своим опытом, где и как можно собирать информацию по написанию родословной, с какими документами следует ознакомиться в начале пути.

Самые главные архивные источники – это переписные книги, ревизские сказки, метрические книги, духовные росписи, обывательские книги. Многих семей касаются крестьянские частные акты, документы воеводской канцелярии, таможенные книги, мирская волостная документация, окладные книги (роспись налогов с крестьян за сенные покосы, рыбные тони, налогов с мельниц, бань, конских пошлин и других).

Переписи населения проводились периодически уже много веков. К великому сожалению, документы этих переписей сохранились далеко не все. Причин тут много: и пожары, и стихийные бедствия, и просто постепенное разрушение переписных книг от небрежного хранения.

Известно, что на Севере первая перепись проходила в 1499-1500 годах – писцовая книга Двинского уезда Т.М. Афанасьева. Три переписи были проведены в XVI веке: писцовая книга И.П. Заболоцкого 1552-1553 годов, писцовая книга Василия Гагина 1559 года, писцовая книга В.А. Звенигородского 1586-1587 годов. Книги не сохранились.

Из самых ранних сохранились документы переписи 1623 года – писцовая книга О.Я. Прончищева и подьячих С. Редкина и П. Шарапова. Есть ссылки на предыдущую перепись. Книга хранится в Москве, в Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА).

Также в РГАДА хранятся переписные книги 1646, 1647, 1678 годов.

Следующими идут так называемые ландратские переписи 1710 и 1716 годов. Первая хранится в архиве Санкт-Петербургского филиала Института Российской истории РАН, вторая – в РГАДА. Перепись 1710 года завершила в основном процесс образования фамилий северных крестьян.

Исключительно важна переписная книга 1716 года, которая приводит данные жителей двора не только на текущий момент, но и даёт сведения предыдущих переписей 1678 и 1710 годов. Это позволяет проследить рождение фамилий и перекидывает мостик из XVII в XVIII век. Без ландратских переписных книг составление родословий было бы невозможно, если корни рода уходили в XVII век.

Начиная с 1719 года, переписи носят название ревизий. Всего было проведено 10 ревизий: в 1719, 1748, 1762, 1782, 1795, 1811, 1815, 1833, 1850, 1858 годах. Ревизские сказки (переписные книги) первых трёх ревизий находятся в РГАДА, с четвёртой по десятую – в Государственном архиве Архангельской области (ГААО).

Завершает XIX век Первая Всероссийская перепись населения 1897 года, хорошо продуманная, сообщающая массу интересных и полезных сведений. Переписные книги этой переписи хранятся в ГААО.

В XX веке состоялось восемь переписей, все в советское время: 1920, 1926, 1937, 1939, 1959, 1970, 1979, 1989 гг.

XXI век начался переписью населения Российской Федерации 2002 года.

Переписи по времени проводились очень неравномерно. Между некоторыми из них были очень большие промежутки: между 10-ой ревизией и первой Всероссийской переписью – 39 лет, между переписями 1678 и 1710 годов – 32 года. За это время могло появиться и исчезнуть звено в родословной, что отмечалось на практике при исследовании некоторых родословий.

Более надёжными являются духовные росписи и метрические книги, которые заполнялись в приходах ежегодно. Церковь выполняла, кроме своих основных задач, роль загсов.

Духовные росписи перечисляли всех прихожан от мала до велика по всем деревням. При составлении родословной росписи за период с конца XVIII до начала XX века удобно пользоваться этими документами. Духовные росписи северных уездов находятся в ГААО с 1792 по 1915 годы.

Очень ценны для составления родословия метрические книги. Они фиксируют дату и место рождения, все данные по венчанию, дату, место и причину смерти. При крещении указываются воспреемники младенца –крестные отец и мать. При венчании даются сведения, откуда родом невеста, чья она дочь, возраст молодых, поручители по жениху и невесте. В областном архиве (ГААО) хранятся метрические книги с 1786 по 1915 годы. Метрика – самый точный документ из всех архивных фондов.

А вот духовные росписи грешат многими неточностями: путаница в отчествах, иногда перевирают имя жены, большой разброс в указании возраста. Видимо, большую часть книги священник или псаломщик заполнял по памяти. Это надо иметь в виду, сверять данные с другими документами.

Любопытные сведения можно почерпнуть из крестьянских частных актов и мирской волостной документации. Многие из этих документов напечатаны в Сборнике грамот Коллегии Экономии (Т.1. Петроград,1922. Т.2. Л., 1929). К примеру, «купчая» от 7 декабря 1674 года: «Се яз Лука Васильев сын по назвищу Петух кузнец Устьвашской волости продал есми… а та пожня из вотчины Лагуновская, что в прошлых годех Лука Афонасьев сын Лагунов, а назвищем Ждан, продал племяннику своему Трофиму Миронову сыну деревню отца своего вотчину на Усть Вашки, а в прошлых годех Трофим Миронов по своей купчей тое деревню Лагуновскую продал сыну моему Софонку…» /СГКЭ. Т.2. № 191/.

Здесь и прозвища крестьян (Петух, Ждан), и занятия ремеслом (кузнец), и как из рук в руки переходили пожня и «вотчина». Кстати, речь идёт о деревне не в нынешнем понятии, а по распространённому в XVII веке значению – крестьянский двор со всеми хозяйственными постройками и дворовым участком. Подобные акты для исследователя – счастливая находка в родословной.

Почти каждый северный род может выявить своих предков, принимавших участие в строительстве военных кораблей на Архангельских верфях в XVIII веке. Сотни крестьян архангельских уездов по воле правительственной мобилизации были корабельными плотниками. Ведомости на них хранятся в ГААО.

Ревизские сказки 1748 и 1762 годов называют всех крестьян (бергоулов), привлекавшихся к работам в Олонецких горных заводах.

Кроме названных могут быть привлечены и другие документы архивов в зависимости от того, какие события происходили в том или ином роду. Кого-то заинтересуют наробразовские фонды, кого-то – фонды военных учреждений или учреждений духовного ведомства и т.д.

Поможет исследователю сориентироваться в этом море фондов путеводитель по Государственному архиву Архангельской области (также и по центральным архивам).

Если же речь идёт о родословной выходцев из других губерний или даже других стран, то список нужных архивов значительно расширяется. И проследить миграцию предков этого рода значительно труднее. Одному справиться с поиском необходимой информации практически невозможно. Так, опубликованные родословцы известных фамилий архангельской немецкой слободы собирались многими исследователями, с использованием зарубежных архивов и архивов нескольких губерний.

Краткое изложение генеалогии наиболее известных дворянских, купеческих, мещанских и крестьянских родов Архангельской земли опубликовал известный архивист Н.А. Шумилов в своём «Архангельском родословце» /Архангельск, 2009/.

Написание серьёзной родословной требует, кроме общего знакомства с историей России, ещё и углублённых знаний по каким-то отдельным вопросам. Кроме того, этот труд требует исключительного терпения. В поисках, кто наши предки, немало подводных камней. Это как решение уравнений с несколькими неизвестными. Но зато – ни с чем несравнимая радость достижения своей цели.

Успехов вам в ваших поисках и составлении родословной!

Анатолий НОВИКОВ

историк-краевед, почётный член Северного историко-родословного общества