Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Клавиши судьбы

На Соловках завершилась конференция «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей». Северодвинский журналист, автор книги "Затепли свечу" Ольга Голубцова  рассказывала о Надежде Минейко - матери Ксении Петровны Гемп, о которой написана эта документальную повесть. ...

13 Июля, 2018
Юбилей на малой родине

Творческий вечер члена Союза журналистов России, поэтессы Надежды Теплухиной прошел в Центральной библиотеке Березника. ...

09 Июля, 2018
Новая книга: Душа на кончике пера

В издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная Северодвинску. ...

03 Июля, 2018
Они трудились во имя жизни на земле

В издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная здравоохранению Пинежского района. В нее вошли материалы участников II краеведческих чтений «Во имя жизни на земле. Летопись здравоохранения Пинежья». ...

02 Июля, 2018
Повесть о Лизе, рассказанная по ее записям

Яркие воспоминания о своих предках и своей жизни оставила простая женщина с Ваги Елизавета Григорьевна Лозинская (в девичестве - Долгобородова). Обработал их и включил в свою книгу «Житие обыкновенных святых» краевед Леонид Невзоров. ...

27 Июня, 2018
Север формирует характер

Так назвали сборник исследовательских работ, звучавших на первой открытой краеведческой конференции, которая состоялась в п. Коноша. Среди них – рассказ о новых видах туризма и применимости их в условиях севера. ...

26 Июня, 2018

НАЧИНАТЬ НАДО С МАЛОГО – С РОДНОГО КРАЯ

«А я еще и на машинке вышивать умею», – вспомнились слова Матроскина, когда я узнала, что к нам, на журфак, в гости придет невролог, врач мануальной терапии, хотя ждали мы краеведа. И вдруг – полный набор, несколько ипостасей: врач, писатель и краевед Александр Николаевич Тутов. Как в одном человеке могут уживаться такие разные личности, думалось мне, – такое вообще бывает?

Оказалось – еще как бывает.

Любовь к литературному делу появилась у Александра еще в детстве, когда он зачитывался, как и многие его сверстники, книжками Кира Булычева. Далекие миры, путешествия в будущее и прошлое – разве это может не привлекать ребенка, подростка, даже взрослого?.. Потом Александр переключился на более «взрослых» писателей – Джон Толкиен, Станислав Лем, братья Стругацкие. Любовь к придуманным вселенным, космическим героям и приключениям все крепла. Сейчас Александр говорит, что «чем больше читаешь фантастики, тем сложнее читать», подразумевая то, что к хорошему быстро привыкаешь и найти новую, ранее не читанную, но интересную книгу, все труднее. Отчасти, может, и поэтому в далеком 91-м году Александр Тутов выпустил свою первую книгу с запоминающимся названием «Загон для льва». Она, между прочим, была напечатана внушительным тиражом – 30 тысяч экземпляров. Так Александр Тутов состоялся как писатель.

Историю Александр любил всегда – в детстве мечтал стать археологом, но не срослось. Позже, в начале девяностых, вспомнил о своих интересах и решил организовать в Котласе фестиваль ролевых игр. Первая игра, вспоминает Александр, была посвящена викингам. Дальше – больше: и средневековые Англия и Франция, и рыцарские турниры… Александр до сих пор не оставил своего увлечения: «В нынешнее время уровень доспехов и снаряжения заметно вырос… В прошлом году Темные Гондор[1] захватили!», – делится он, абсолютно по-мальчишески смеясь.

Интерес к истории заключается для Александра и в интересе к родному краю.

Как казак и человек, у которого в роду были сотники и есаулы, он занимается близкой ему тематикой. Важен для него крайне спорный вопрос о том, где же родился известный казачий атаман, завоеватель Сибири Ермак Тимофеевич. Александр уверен – его родиной было Поморье. Проштудировав горы литературы, он написал статью «Дон и Поморье: геокультурные образы родины Ермака», где подробно расписал жизнь Ермака, его похождения и привел примеры, доказывающие, что великий атаман родился на Двинской земле (например, «В подтверждении версии о происхождении казака Ермака и его воинов есть и следующий факт. В декабре 1582 года часть дружины Ермака была из двинских (новгородских) земель направлена в Пермские владения Строгановых за продовольствием, как пишет Краткая Кунгурская (Сибирская) летопись, «волчьей дорогою, нартами и лыжи на оленях». Умение ходить на лыжах отличало северян. На Дону умеющих ходить на лыжах, кроме выходцев из Новгородских земель, не было…»).

«Развивать наш регион нужно громкими именами; у нас, кроме Ломоносова, никого не вспоминают. И это плохо», – резонно замечает Александр, тем самым отчасти объясняя своей интерес к теме родной земли Ермака.

В этой же статье Александр уделяет внимание и ушкуйникам[2], предполагая, предположим, что деревня Черевково (Красноборский район Архангельской области) являлась для них своеобразным «перевалочным пунктом».

Надо заметить, что Красноборский район для Алексанрда – особенный. В свое время у него была задумка поселить в Красноборске сказочную Бабу-Ягу – и бренд района, и радость детям все-таки. С этим, однако, не все срослось, но Александр не унывает – в Красноборске и вообще в области он собирал по крупицам сказания и легенды, связанные с Бабой-Ягой. Больше всего, конечно, рассказывают старожилы, говорит Александр. Кстати, замечает он, истории, собранные в Архангельской и Олонецкой губерниях, очень похожи на те, что собирались на Дону. Это, как и связь Поморья с Доном, как двух родин Ермака, подчеркивает общность двух таких непохожих, удаленных друг от друга, но, выходит, столь близких регионов нашей необъятной страны.

Поэтому сейчас Александр пишет работу о казаках на Севере. В XVI веке, например, они охраняли северные края от шведов – кто бы мог подумать?..

Интерес к месту, где ты родился и живешь, зачастую пробуждает интерес ко всему окружающему миру. Изучать историю, узнавать закономерности развития земель и народов – значит познавать мир и себя в нем. Но начинать надо с малого – с родного края.

 

Светлана Андреева, студентка III курса отделения журналистики ИСГиПН САФУ для книги "Очерки о краеведах. Выпуск № 2" (руководитель проекта Тамара Овчинникова)



[1] В книгах Дж. Р. Р. Толкина южное государство в Средиземье.

[2] В Древней Руси: вольный человек, совершающий набеги с вооружённой дружиной и промышляющий на ушкуях.