Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Книга и спектакль

Они и мы Архангельский театр кукол подготовил очередной не совсем обычный спектакль под названием "Они и Мы". "Они" и "Мы" — это подростки и взрослые: вечный конфликт, а это и настоящая война... Еще до начала репетиций актёры театра обратились к подросткам (11 лет и старше) с просьбой честно и откровенно написать свое мнение обо окружающих их взрослых, в том числе, и о собственных родителях. Хотелось проверить, знаем ли мы сами проблемы этих взаимоотношений, правильно ли выбираем литературн ...

23 Октября, 2017
Памяти Людмилы Крутиковой-Абрамовой

23 сентября 2017 года Людмиле Владимировне Крутиковой-Абрамовой исполнилось 97 лет. 8 октября 2017 года она умерла. Похоронили ее в Верколе, рядом с Федором Абрамовым, чей завет она исполняла более 30 лет: "Живи за двоих и заверши мои писательские дела".   Буквально за месяц до трагического события она беседовала с журналистом Сергеем Доморощеновым. «Многое совмещал и нёс в себе Фёдор Абрамов. Порой казалось, он вмещал все радости и печали, все дела и устремления, все успехи и неудачи народа, Ро ...

16 Октября, 2017
Конкурс «Кружевное Беломорье»

24 сентября в Ломоносовской библиотеке г. Архангельска подведены итоги областного литературного конкурса "Кружевное Беломорье", проведённого в честь 80-летия Архангельской области. Мы поздравляем кардиограммовцев-победителей Марину Зарубину и Светлану Макарьину! Спонсором подарков стал литературно-издательский центр «Лоция». Кардиограмма души ...

16 Октября, 2017
Новая книга «Челобитная деревни»

Сборник стихов Ирины Кемаковой – второй, который она выпускает, и по-прежнему посвящен темам, которые ее волнуют: деревня, природа, люди... ...

13 Октября, 2017
Сергей Суровцев «Незабываемое»

Книга Сергея Суровцева рассказывает не только о героях-лётчиках Великой Отечественной войны, пилотах гражданской авиации Архангельской области, но и повествует о тех днях, которые оставили неизгладимый след в жизни автора. ...

13 Октября, 2017

 

Исчезнувший лагерь – преднамеренно забытая история

 

Репневский Андрей Викторович доктор исторических наук, профессор САФУ

24 мая 2013 года после очень долгого перерыва мне выпала судьба снова побывать на острове Мудьюг, что находится в Белом море при входе в дельту Северной Двины. Старшему поколению архангелогородцев этот остров известен как место расположения концентрационного лагеря, куда интервенты, в 1918–1919 годах бросали большевиков и красноармейцев. Их пытали, расстреливали. Они гибли там от голода и холода. Там сидел и один из моих дедов, погибших позже в другом подобном лагере – Иоканьге.

Молодое поколение в возрасте до 30-35 лет об этом лагере и не слышало. Они убеждены, что лагеря на Русском Севере создавали только большевики, и что история лагерей началась со СЛОНА –
Соловецкого лагеря особого назначения, хотя в этом тезисе столько же правды, сколько в заявлении, что «Россия – родина слонов».

Переписывание истории Гражданской войны и интервенции в пользу белого движения и интервентов началось еще в годы перестройки и привело не к восстановлению реальной истории, а к ее новому искажению.

Я помню, когда рождалось движение «Мемориал» и в Архангельске закладывался камень памяти жертвам политических репрессий, то речь шла о жертвах и со стороны красных, и со стороны белых. Теперь об этом забыли. Намеренно создается впечатление, что в репрессиях виновны только большевики.

Это заключение отразилось и на судьбе такого уникального исторического памятника, как мемориал острова Мудьюг. Начнем с того, что экскурсий туда уже много лет не существует. Персонал музея отсутствует. Исчез и причал. Пристать к берегу с корабля невозможно. Мерзость и запустение царят на территории самого лагерного мемориала. Деревянные мостки прогнили настолько, что ступать на них невозможно. По ступенькам в разваливающееся здание музея тоже не подняться – они либо отсутствуют вовсе, ибо подламываются под тяжестью ступающих. Экспозиция разорена. Многие ее материалы навсегда потеряны для истории. Собственно единственный на Севере России исторический образец лагеря в натуральную величину уже погиб – вышки упали, ограждения из колючей проволоки заржавлены, валяются на земле и грозят тяжелыми рваными ранами любому проходящему. Комплекс зданий лагеря почти разрушен и большинство строений не подлежат восстановлению. По территории от объекта к объекту невозможно пройти – все плотно заросло кустарником. Могил расстрелянных не найти. Мемориальные таблички со многих зданий сорваны и складированы в каком-то сарае. Многие из них со сколами. Проблематично найти и те места, на которых они были ранее установлены.

На главной стеле, что высится на кургане в центре лагеря, сквозь гранит пробивается не только трава, но и сосны. Пройдет еще несколько лет и не только короткая людская память забудет прошлое окончательно, но и гранит не выдержит – раскрошится, и памятник рухнет.

В свое время на Мудьюг приезжали тысячи жителей со всей страны. Это был важный элемент системы патриотического воспитания, наглядно демонстрирующий, что происходит, когда на родную землю приходят интервенты.

Уезжал оттуда с горьким осознанием того, что никому не нужна правда истории, что о ней пекутся только на словах, что ее обратили в мелкую разменную политическую монету. Неужели это действительно так?

Фото автора

Опубликовано в журнале "Известия Русского Севера", № 3 2013 г.