Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Новая книга «Толшма»

В рамках настоящего издания представлены краеведческие материалы, касающиеся истории толшменских церковных приходов, разнообразных учреждений села Никольского: больницы, богадельни, детского дома, музея. ...

25 Сентября, 2017
Подросток в приёмной семье

  В литературно-издательском центре "Лоция" вышел новый сборник материалов для родителей "Подросток в приёмной семье". ...

18 Сентября, 2017
КНИГА ЗА РЕПОСТ. Розыгрыш № 9

Друзья! ВНИМАНИЕ! Мы решили не откладывать в долгий ящик и запустить новый розыгрыш "КНИГА ЗА РЕПОСТ" от литературно-издательский центр "Лоция". ...

12 Сентября, 2017
Победитель конкурса «Книга за репост №8»

Результаты конкурса «КНИГА ЗА РЕПОСТ №8» ...

01 Сентября, 2017
Новая книга «Гороскоп Архангельска и другие гороскопы»

В книге даны гороскопы городов (в частности, Архангельска), коммерческих фирм, а также семейных пар и отдельных людей. Автор – Надежда Мокеева-Линнеманн – давно занимается астрологией и решила поделиться с читателями некоторой информацией из этой занимательной области знаний человечества. Подробнее о книге читайте в разделе "Обзор книг" ...

21 Августа, 2017
Новая книга «В ветвях Мнемозины»

Книга, посвящённая исследованию родословной семьи, содержит фотографии, архивные выписки, письма и жизнеописание рода священников Поповых. От автора Я начала изучать свою родословную (заказывать и самостоятельно искать в архивах, музеях) материалы о своих предках в 2011 году. Сейчас, по прошествии шести лет, я отчётливо осознаю, что составлением своей родословной – этим благородным, кропотливым и увлекательным делом – мне следовало заняться намного раньше, ведь каждый новый документ ...

21 Августа, 2017

кто такой краевед?

В журнала «Известия Русского Севера» начали дискуссию «Кто такой краевед»? Размышлениями на эту тему поделился один из старейших краеведов области, автор известных статей и книг Александр Александрович Тунгусов. В этом году ему исполнилось 94 года, из них 70 лет его называют краеведом.

Александр Александрович, как Вы думаете, кто такой краевед?

– Краеведом называют того, кто любит Родину. Сам я историю своего края начал изучать еще со школы. Сначала меня увлекли частушки, затем праздники. Постепенно накапливались знания. И как-то сами люди стали называть меня краеведом.

Все краеведы – историки, они проникают в глубь времени, как золотодобытчики достают из прошлого события, даты, имена забытых людей.

Считаю, что стремление к краеведению заложено в человеке с молодости. Как себя помню, всю свою жизнь учился. Как-то в районном архиве нашел судебные дела. В одном из них рассматривалось преступление подростков военного времени, перевозивших ящики с патронами. Один из ящиков раскололся, патроны высыпались. Ребята подобрали десяток и хотели продать. Их арестовали. В это же время погиб отец одного из мальчиков. Может, ему не хватило патронов? Из этой истории получился документальный рассказ о войне.

Каковы взаимоотношения краеведов и власти? Зачем краевед, его исследования нужны власти?

– Мои исследования помогли установить точную дату основания Верхней Тоймы. В результате, можно сказать, я подарил праздник району.

Недавно я следил за перипетиями в отношении краеведа Ивана Мосеева. Весь процесс считаю надуманным.

Может ли заниматься наукой любитель?

– Конечно, да. Считаю, что краевед помогает ученым в работе правильно освещать местные события. Он собирает большой фактический материал. А ученые-историки его используют в своих исследованиях. Например, об основании города Пустозёрска у меня была публичная дискуссия с профессором Михаилом Беловым, известным исследователем Арктики. Он не знал фактов об образовании этого города, утверждал, что Мангазея была основана раньше. В этом споре, на фактах, я доказал, что город Мангазею основали пустозерцы. Поэтому считаю проводимые краеведами исследования очень важными.

Над чем Вы сейчас работаете?

– Недавно вышла книга по военной тематике. Сейчас в самом разгаре работа над рукописью, посвященной поморам, чуди, Биармии... У меня свой взгляд на это, и я хочу этим взглядом поделиться с читателем.

А в перспективе задумана книга о детских годах... Сидеть без дела некогда, работы много.

Спасибо за беседу. Успехов в ваших краеведческих исследованиях!

Вопросы задавал и записывал С.Клочев

Сравнительно недавно пришел в краеведение Валерий Григорьевич Карьялайнен. Одна из первых его статей была опубликована четыре года назад в нашем журнале. Сегодня он наш постоянный автор. Что толкает краеведа на поиски истины? Об этом он делится с читателями.

Начну со слов поэта Ю.Вольного:

«Краевед — как жук архивный,

в паутине вех и дат

вдруг отыщет свиток дивный,

и конечно, будет рад».

Кто и когда становится краеведом?  У каждого свой путь. Например, для меня отправной точкой стала старинная фотография родственников моей жены. К началу поиска я обладал минимальными сведениями об этих людях. Начались кропотливые поиски необходимых сведений в областном архиве.

Благодарю судьбу за то, что подарила мне встречу с удивительным человеком – Евгением Ивановичем Овсянкиным. Ряд его советов и замечаний очень помогли, особенно на первых порах. На одной из книг, подаренных мне Е.И.Овсянкиным,  есть надпись: «Валерию на память о наших страданиях – в поисках истины...».

Я испытал радость и гордость, когда впервые опубликовал первую статью и получил положительные отзывы о ней. Далее появились новые темы и новые статьи.

Конечно, требуется много времени и терпения краеведа, исследователя, чтобы собрать воедино отдельные разрозненные исторические сведения и факты. Всю полученную информацию необходимо не единожды проверить и сопоставить, чтобы избежать ошибок. Все расходы, связанные с распечаткой копий архивных материалов и фотодокументов, краевед оплачивает из личных средств.

Фактически, краеведы получают только моральное удовлетворение за свой труд, так как за напечатанный в СМИ материал гонорар не выплачивается.

Считаю, что труд краеведа необходим для понимания правдивой истории о людях, времени, событиях. Очень жаль, что нет притока новых исследователей.

В течение семи последних лет я не вижу новых имен в области краеведения. В чем здесь дело?

 

Санников Леонид Иванович – краевед, кандидат исторических наук, доцент

Поддерживаю дискуссию по вопросу «Кто такой краевед?», начатую редакцией журнала «Известия Русского Севера» в 2013 году и размышлениями его редактора С. Ю. Клочева.

В литературе приводятся различные мнения о том, кого считать краеведом. Одни авторы, опираясь на «Академический словарь русского языка», изданный в Петрограде еще в 1916 году, считают, что краеведы – это лица, контингент людей, изучающих свой край главным образом силами местного населения, местными силами1, другие сводят краеведение только к деятельности местного населения2.

 

По мнению С. И. Ожегова, автора известного «Словаря русского языка», краевед – это специалист по краеведению, а специалист – работник в области какой-нибудь определенной специальности3. Но как специальность краеведение в нашей стране не существует. Кстати, ни в советских, ни в российских энциклопедиях нет рубрики «краевед».

Сторонники ограничения (сведения) краеведения только к изысканиям, или, главным образом, к усилиям, местного населения, фактически отлучают от краеведческой работы ученых. А это неправильно. Именно лица с научными степенями и учеными званиями могут более всесторонне изучить местную проблему, научно и грамотно обработать добытые материалы и представить их читателю, зрителю.

В этом плане наиболее точно определение краеведения и краеведов дано доктором исторических наук, профессором, патриархом российского краеведения С. О. Шмидтом:  краеведение – это «форма общественной деятельности, к которой причастны как ученые-профессионалы, так и местные жители»4.

Из определения видно, что краеведение не специальность, а среди краеведов на первом месте по важности стоят ученые-профессионалы. Это особенно необходимо в областях природы, литературы, языка и так далее.

Поскольку  краеведение в России не считается особой, самостоятельной специальностью, то и только на краеведа никто и нигде специально не учит. Но определенная подготовка по краеведению дается студентам педагогических учебных заведений.

Еще в 80-е годы прошлого века в АГПИ доктором педагогических наук, профессором Т. С. Буториной была разработана программа «Региональный компонент в образовании», в соответствии с которой студентов учили краеведческой работе.

Программа не утратила своего практического значения и в настоящее время.

В ходе учебных практик студенты-историки работают в архивах, изучают документы, готовят рефераты, курсовые и дипломные работы, доклады на научные конференции, студенты-географы занимаются краеведением во время туристических походов, обобщают материалы в виде докладов на конференциях, курсовых и дипломных работ на местные темы. Студенты-филологи в ходе практик собирают местные поговорки, песни, частушки, изучают говоры и так далее.

Уже в годы учебы в вузе у части студентов появляется устойчивая тяга к краеведению, которой многие остаются верны, пополняя ряды краеведов и в будущем.

Вся краеведческая работа со школьниками ведется под руководством учителей географии, истории, русского языка и литературы и  так далее. Учащиеся знакомятся с природой родного края, пополняют музеи предметами местного труда и быта, готовят доклады для выступлений на конференциях по краеведению. Так, на последних X «больших» Стефановских чтениях, состоявшихся в Котласе в марте 2013 года, с докладами выступили школьницы  А. Заборская и
З. Якубова.

Бывшие школьники, местные жители и интеллигенция составляют, видимо, самую многочисленную часть краеведов.

Премудростям местных народных ремесел, то есть краеведению, учат также в Архангельской областной школе народных ремесел, руководимой В.Н. Бурчевским.

С конца прошлого столетия работа краеведов в России значительно оживилась. В 1990 году создан Союз краеведов России, председателем которого в 1990-2006 годах, затем до кончины 22 мая 2013 года почетным председателем был уже упоминавшийся С.О. Шмидт. В субъектах федерации образованы региональные организации Союза. Краеведческая ассоциация создана и в Архангельской области (КААО).

В число краеведов вливаются новые люди, занимающиеся изучением родного края, публикацией своих исследований, пополнением экспонатами музеев и коллекций.

В связи с этим я не согласен с краеведом В.Г. Карьялайненом в том, что в настоящее время «нет притока новых исследователей», то есть краеведов5. Например, 2012 год был самым «урожайным» на краеведческие публикации. Среди авторов-краеведов много новых фамилий.

В области активизируется деятельность музеев, развивается туризм. В то же время историко-культурный потенциал региона используется далеко не полностью. Более открытой должна быть деятельность краеведческих организаций. Аббревиатура КААО мало кому известна.

В ходе дискуссии о краеведах следует обсудить вопрос о том, кого считать краеведом из 730 авторов статей в томе «Культура Архангельского Севера» Поморской энциклопедии.

ТРУБИН Михаил Кузьмич – краевед, Вилегодский район

 

Слово «краевед» у всех на слуху. Но не каждый, даже из братии журналистов, к сожалению, сможет дать полный и ясный ответ, не побыв в шкуре краеведа. А все потому, я думаю, что по сей день ни в трудах ученых, ни в энциклопедиях, даже у знаменитого Даля не найдете определение краеведа. Я полагаю, слово «краевед» заслуживает более широкого толкования (разъяснения), чем это сказано в трех словах в словаре Ожегова.

В обычной жизни встречаясь с людьми, когда заходит разговор о краеведах, люди по-своему объясняют деятельность краеведа. Вот несколько примеров.

Преподаватель истории общеобразовательной школы в беседе со мной как-то съязвил: «Каждый может называть себя краеведом?» – «Да, – ответил я, – и тут же добавил: – Но не каждый может потянуть эту ношу».

Одна радиожурналистка на вопрос, кто такой краевед, не задумываясь, ответила: «Это что-то связано с природой. – И добавила: – Завтра у нас выставка цветов, приходите посмотреть».

Моя племянница выразилась совсем загадочно: «Умом понимаю, а как выразить словами, затрудняюсь».

Я думаю, здесь не надо много мудрствовать. Само слово «краевед» говорит само за себя: владею краем, то есть знаю историю своей местности, деревень, сел, поселков, городов, районов. Изучаю демографию, этнографию, встречаюсь и беседую с интересными людьми. Фиксирую (документирую) их рассказы об истории местности, узнавая что-то новое. Уточняю даты, события, роясь в пыльных залежавшихся архивных источниках.

От природы впечатлительный человек, как малое дитя, все запоминает, для него нет мелочей, для него все главное. Так он в глубину и вширь познает окружающий его мир. От любопытств накапливается множество сведений, появляется огромное желание поделиться с другими.

Так человек-краевед из простого наблюдателя-созерцателя становится краеведом-писателем.

Теперь перейдем к вопросу: «Какая разница между ученым и краеведом?». И здесь не надо сильно напрягать свой ум. Ученый-исследователь, прежде всего, выполняет заказ общества (государства), получая за свой труд вознаграждение. Ему предоставлено рабочее место. Он может за государственный счет оформлять командировки в архивные учреждения, выезжать за границу на научные конференции, совершать экспедиции и так далее.

Ученый в своей научной деятельности прежде всего опирается на археологические раскопки. Одним словом, деятельность проявляет масштабно, на государственном уровне.

Деятельность краеведа осуществляется  локально, то есть внутри государства, в пределах района. Такой краевед, умудренный жизненным опытом и пытливым умом, достигает широких познаний в исследовательской работе и в некоторых вопросах разбирается не хуже любого ученого.

И ученые не пренебрегают трудами краеведа, охотно используют их в своей работе.

Да, в какой-то степени краевед может быть в некоторых вопросах науки  дилетантом, но это ему не возбраняется. За каждой строкой краеведческого материала кроется кропотливый труд исследователя-любителя. Он почитаем у себя в сельской местности (в городе, в районе). Ему верят. Ценят опубликованные статьи, ибо он заменяет как бы недостающего на селе ученого. От того его работа всегда востребована в научных кругах.

В моем понимании есть три типа краеведов:

1. Краевед-любитель, читает труды ученых, знакомится со статьями, связанными с историей местности, в которой он проживает. Делает вырезки из газет и журналов, накапливая свой домашний архив. И на этом вся его деятельность заканчивается.

2. Краевед-архивариус, который протер не одну пару штанов на государственной службе, роясь в залежавшихся папках-отчетах прошедшего времени. Нередко для написания книг и отчетов использует труд своих подчиненных в рабочее время. Не совершает хождение по забытым местам.

3. Краевед-исследователь отличается тем, что не сидит в уютном кресле, а совершает походы, экспедиции, набирая нужный материал. На свои собственные средства забирается в такие уголки местности, где ученые не бывали. За чашкой чая, беседуя с интересным человеком, записывает рассказанные им былины. Кроме всего прочего, краевед-исследователь часами может находиться в архивных учреждениях, музеях. Анализирует собранный материал для написания своих трудов-статей.

 

Как говорил один мой знакомый: «Настоящий краевед – это, прежде всего, путешественник, а потом уж исследователь, архивариус и так далее».