Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

КНИГА ЗА РЕПОСТ: Материнское наследство

Друзья-книголюбы! В преддверии 100-летнего юбилея Фёдора Абрамова в группе издательства "Лоция" в социальной сети ВКонтакте разыгрываем книгу Елены Ивановны Якубовской «Материнское наследство» (Фольклор Пинежского края, записанный Фёдором Абрамовым от Степаниды Павловны Абрамовой в 1939 году). ...

09 Декабря, 2019
Новинка: фотоальбом "Мой Север, скупой чародей"

Архангельское региональное отделение общероссийской общественной организации«Всероссийское общество охраны природы» подготовило фотоальбом «Мой Север, скупой чародей...». ...

09 Декабря, 2019
Поморские чтения II

Вышел в свет сборник материалов "Поморские чтения II", подготовленный Архангельским краеведческим музеем. ...

13 Ноября, 2019
Степанида Абрамова – источник творчества сына

В литературно-издательском центре «Лоция» вышла книга «Материнское наследство», подготовленная старшим научным сотрудником отдела фольклора Института русской литературы РАН (Пушкинский Дом) Еленой Якубовской к юбилею писателя Федора Абрамова. ...

06 Ноября, 2019
Поездка в прошлое

В литературно-издательском центре "Лоция" вышла в свет новая книга Александра Александровича Тунгусова "Пустозерск. Поездка в прошлое". ...

05 Ноября, 2019
Новинки октября

Встречайте новинки, которые вышли в свет в литературно-издательском центре "Лоция" в первой половине осени: ...

15 Октября, 2019

 

Впервые держу в руках книгу, к которой имею, пусть и маленькое, но самое непосредственное отношение. Весной моя бывшая преподавательница, которая сейчас заведует издательством, попросила помочь ей набрать на компьютере дневниковые записи одной женщины. Опубликовать их задумал ее сын. Приготовившись к нудной, но легкой работе, я согласилась.

Восьмидесятые. Кегостров. Чужая жизнь — потемки, поэтому поначалу вникать особо не хотелось. Повествование начиналось с «родословной». Прадеды, их дети, братья и сестры, дяди и тети. Бухгалтеры, геологи, строители, военные... Казалось, это как просматривать чужие фотографии. Когда не свое — не трогает. 

Почти каждый день начинается с описания погоды. Осень — развезенные дороги, дожди, грязь. Декабрь — ледокол и ожидание намороженной переправы, по которой дедушка всегда ходит в город пешком. Новый год — вся семья в сборе за большим столом. Апрель — предчувствие весеннего пробуждения... Затопленные огороды... Несколько теплых деньков в мае и короткое, чаще всего холодное, лето.

Мой внутренний скептик все думал — зачем, смысл? Ведь это самая обычная жизнь. Поход в магазин, готовка еды, уборка. Но с каждой страницей вроде бы монотонное описание захватывало все больше. Постепенно стало понятно: эти дневники молодая бабушка ведет для своей только что родившейся внучки Лизы. Бережно переписанные пословицы, немного наивные, добрые пожелания в стихах...

Сразу вспомнилась фраза: «Искренним может быть только тот дневник, который ведешь для себя». А если начал представлять других чтецов, художественности не избежать. Одно приукрашиваешь, другое умалчиваешь, — и честность мигом исчезает. Но с этими записями такого не произошло. Наверное, потому что северяне сами по себе открытые душой люди.

Первые зубки, первые болезни, первые слова. Часто бабушка сетует на разбросанные игрушки, в другой момент утирает слезу умиления, когда внучка обнимает и целует деда. Вот девчушка катается на велосипеде и поет «Я — Марьяна-трактористка!». Через несколько листов — школа, уроки, переходный возраст. Скандалы, новые платья, долгожданные телефонные звонки. К концу книги Лиза на моих глазах выросла в стройную умную девушку.

За это время они успели стать мне друзьями. Внезапно поняла, что не знаю ни имени автора, ни как выглядят эти люди, но очень хочу их увидеть. Мурашки побежали от мысли: «А вдруг, мы уже когда-то встречались? На улице или в автобусе?».

Когда ставила последнюю точку, почувствовала, что обязана знать, чем все закончится. Каким Лиза станет человеком, какую выберет профессию, кто будет ее мужем и хороших ли она воспитает детей.

На душе заскребли кошки. В этой толстенькой тетрадочке уместилось слишком много. Крошечное личное и глубоко философское, экзистенциальное. Нечаянные детальки («папа привез из-за границы джинсы», «учителя бастуют вторую неделю») раздули песчинку-Кегостров до масштабов страны, а там и вселенной.

Так живет каждый из нас. Поколения, континенты. Тысячи лет. И, кажется, что весь мир вращается вокруг этого дневничка с красной обложкой. В голове панически закружились мысли — и что, это всё? Так пройдет вся жизнь?

А на смену им пришло спокойствие — разве этого мало?