Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Клавиши судьбы

На Соловках завершилась конференция «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей». Северодвинский журналист, автор книги "Затепли свечу" Ольга Голубцова  рассказывала о Надежде Минейко - матери Ксении Петровны Гемп, о которой написана эта документальную повесть. ...

13 Июля, 2018
Юбилей на малой родине

Творческий вечер члена Союза журналистов России, поэтессы Надежды Теплухиной прошел в Центральной библиотеке Березника. ...

09 Июля, 2018
Новая книга: Душа на кончике пера

В издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная Северодвинску. ...

03 Июля, 2018
Они трудились во имя жизни на земле

В издательстве «Лоция» вышла книга, посвященная здравоохранению Пинежского района. В нее вошли материалы участников II краеведческих чтений «Во имя жизни на земле. Летопись здравоохранения Пинежья». ...

02 Июля, 2018
Повесть о Лизе, рассказанная по ее записям

Яркие воспоминания о своих предках и своей жизни оставила простая женщина с Ваги Елизавета Григорьевна Лозинская (в девичестве - Долгобородова). Обработал их и включил в свою книгу «Житие обыкновенных святых» краевед Леонид Невзоров. ...

27 Июня, 2018
Север формирует характер

Так назвали сборник исследовательских работ, звучавших на первой открытой краеведческой конференции, которая состоялась в п. Коноша. Среди них – рассказ о новых видах туризма и применимости их в условиях севера. ...

26 Июня, 2018

Светлана Макарьина о книге "Три нити"

http://lotsiya.ru/images/tri-niti.jpg

 

Кегостровский автобус, кряхтя, переваливается с одной колдобины на другую. Погода бр-р-р! Простудный ветер и дождь, переходящий в холодную морось. Хорошо, что на мне длинная плотная штормовка. Рядом женщина. Говорок у неё такой интересный: питерско-архангельский.
Но не столичная штучка. Уж очень проста. Не то, что мы: четыре постоянно хихикающие «девицы», приехавшие на Гриновский фестиваль за впечатлениями.
Она вступает в полемику с нашим экскурсоводом.
«У-у-умная» - думаю я. И на этом теряю интерес…
…А потом мы познакомились. Ей понравились мои стихи, и мы обменялись сборниками. Женщина назвалась Татьяной Барандовой. 
И все вышло действительно так, как мне показалось сначала. 
Она из Архангельска, сейчас живет в Питере. Детство прошло на Чумбаровке или где-то рядышком с ней. Зашел разговор про Степана Писахова, и Татьяна рассказала, что, когда была маленькой, часто видела старичка в пальтишке, а еще запомнила какие-то картины… Много картин…
На фестивале мы читали свои стихи: хорошие и не очень. 
То, что прочла Таня, невозможно было поставить в общий ряд с нами. 
Это были отрывки из её книги, которая в то время готовилась к появлению на свет в литературно-издательском центре «Лоция». Что-то поморское, глубинное, сказочно-былинное было в её текстах. Старый северный слог, сдержанный и в то же время очень эмоциональный, открытый и без всяких наших стихоплетских «выкрутасов». Я себя сразу «сопливой девчонкой» почувствовала рядом с ней…
По возвращении я звонила ей, приглашала на литобъединение при Ломоносовской библиотеке. Встречи не получилось, она уезжала в Питер, но расставались ненадолго. Татьяна должна была приехать в Архангельск в ноябре с презентацией книги. Поэтому я сама читала на нашем ЛИТО её стихи и рассказывала об удивительной поэтессе Татьяне Барандовой…
За августом осень подбирается быстро и напористо. 
Сентябрь.
Октябрь.
Ноябрь.
Мы ещё раз встречались в октябре. У меня был творческий вечер в Ломоносовке. Она приехала по делам издания книги и пришла на концерт. Мы потом долго сидели в опустевшем читальном зале, пили чай, слушали гитару. С нами остался Игорь Сизов, и он много пел, а ещё Марина Зарубина... Мы читали стихи и говорили, говорили, говорили… Точные даты презентации Татьяниной книги уже назревали. Их будет несколько. 
И вот оно. 23 ноября 2014 года. Соломбальская библиотека имени Б. Шергина. Одна из встреч в основательном списке презентаций. Небольшой зальчик. Зябко. В парке культурного центра «Соломбала-Арт» идет шумное гуляние. Хотя здание библиотеки выходит на парк торцом, но в помещении сквозь щели окон слышно развеселое «бумс-бумс-бумс». Пока слышно. Потом будет все равно. Потом мы не будем обращать на это внимания.
Татьяна готовится и очень волнуется. Хотя… о своем волнении она только говорит, со стороны не заметно.
Интересно, сколько ночей пришлось не спать, чтобы все это сделать? Инсталляция, перфоманс (господи, какие дурацкие словечки!), а, говоря по-русски, Таня читает отрывки своей сказки «Три нити», с постоянным костюмированным вхождением в образы героев, в сопровождении песен северных народов (поморские, карело-финские, норвежские, саами и что-то еще). На экране сменяют друг друга картины, рисунки, фотографии: северная природа, фэнтэзи, люди, море, тюлени, совы, снова фэнтэзи… 
Как говорят про умные фильмы? Кино не для всех. Танина книга именно УМНАЯ. Но хотелось бы, чтоб она была для всех. Это не «чтиво» для проглатывания, это - медленное, вдумчивое чтение и перечтение. Понемножку, может, даже вслух, по-сти-же-ние. 
«Три нити» - погружение в истоки, в студеные пучины северных морей, в пламя согревающих костров, в обжигающие напоры зимних ветров. «Три нити» - осознание единства природы, человека и духовности, когда только так и можно выжить. 
И во всем напев. Он просто слышится постоянно. Какая-то внутренняя музыкальная сила…
Эту книгу мне еще предстоит про-чи-ты-вать. И понимать услышанное. 
И переносить на себя. Каково это будет? Не знаю, но почему-то видится так:
зима… 
кресло... 
плед… 
светильник… 
новогодняя елка… 
и раскрытая Танина книжка с закладками, закладками, закладками…

Светлана Макарьина.