Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Невероятно, а очевидно

Вышла в свет новая книга Станислава Яковлевича Половникова. «Невероятно, а очевидно» - это документально-публицистическая проза о поморах, удивительной арктической истории, алмазах, кедрах и интервенции на Русском Севере. ...

04 Ноября, 2018
Край мой северный

В издательстве "Лоция" вышлел фотоальбом Елены Рэй "My Northern Land". ...

26 Октября, 2018
Няндомский "Белый пегас" и архангельская "Лоция" на пути к сотрудничеству

20 сентября в центральной районной библиотеке состоялось очередная встреча ЛИТО «Белый Пегас», также на встрече присутствовала замечательная гостья, Тамара Валентиновна Овчинникова, директор издательства «Лоция» г. Архангельск. ...

26 Октября, 2018
Презентация книги "Советская улица моя"

19 октября в Вельской центральной библиотеке состоялась презентация книги Александра Малолетова "Советская улица моя". ...

26 Октября, 2018
Ты много сделал для нас и для Севера, Саша!

6 октября ушел из жизни мануальный терапевт и невролог, писатель и общественный деятель Александр Тутов.   ...

26 Октября, 2018
Быть первыми!

Вышла в свет новая книга "Быть первыми!", посвященная 10-летнему юбилею второй в России саморегулируемой организации управляющих недвижимостью в сфере жилищно-комунального хозяйства – НП «СРО УН «Гарант». ...

26 Октября, 2018

Вступление к первой книге каргопольского автора Ирины Кемаковой "Вот так и жить"

У прекрасного русского поэта Владимира Соколова есть строки;

Что такое поэзия? Что вы!
Разве можно о том говорить.
Это – палец к губам. И ни слова.
Не маячить, не льстить, не сорить.

http://lotsiya.ru/news/loginov_aleks_slovo.jpg

Многословие – не самый верный и короткий путь к сердцу читателя. И представляя первый поэтический сборник Ирины Кемаковой, учителя-словесника из глубинного Русского Севера, я и хотел бы следовать этому принципу. Но Слово никогда не бывает безмолвным. И в сознании моём пробуждается другое афористическое двустишие: «Пиши хоть языком Гомера – были бы чувство, разум, мера». А это, друзья мои, когда строки не вкривь и не вкось, и нет этой кондовой корявости, коими так гордятся некоторые, так называемые, самобытные стихотворцы. К счастью, Ирина Кемакова из рода очарованных и влюблённых в литературу. Её филологический багаж объёмен. Писательское перо дружит со словом. Хотя эта дружба даётся порой нелегко. Но читателю об этом и знать не надо. Открытое сердце всегда тянется к такому же, отзывчивому и трепетному. По стихам Кемаковой видно, что круг её любимых поэтов узким никак назвать нельзя. Но все её стилевое и интонационное многообразие не выбивается из классического русского поэтического русла. Разве что выплеснет языкастая пенная волнишка на берег, словно вызов кому-то из нас, или тому, единственному близкому: «Милый мой, ведь я пока ещё… ручная». И исчезнет. И лови потом её. До следующего всплеска. До следующей искры, высеченной пером.

Поэзия – всегда открытие. В её вселенной нет одинаковых миров. Так и для Ирины всякий человек, близкий и не очень, при всех общностях судеб, неповторим. Деревня, город, чувства и мысли, природа – всё меняется, всё течет, свиваясь в клубки памяти. Иногда автора охватывает подобие страха. Как в стихотворении «Про время». Потому что так бывает у творческой личности, по тем или иным причинам время останавливается. А это значит:

...И не будет любви, друзей и заветных книг,
Сроки цвесть не наступят, дата желанной встречи –
Тот, кто время ругал, скорее других поник:
Знать, безвременье душу пуще всего калечит.

Время зла не держало: стихла в душе гроза.
Или просто без дела вовсе оно не может.
И вернулось – и стрелки дёрнулись на часах,
Каждый шаг отозвался дрожью под тонкой кожей.

Кто в безвременья пору выдюжил, пережил,
Кто в трясине качался зыбкой не с тем, не с теми –
Выбираясь, порвал, как нити, канаты жил,
Осознал, что и боль, и радость дарует время.

Так где же черпается сила любви к жизни? В памяти. И родовой, и той, глубинной, на уровне чувств. И это не инстинкт, и не рефлекс собаки Павлова. Она исходит из живого, природного фейерверка воспоминаний. Она неизбывна. И в нашем случае она восходит к широко используемой в русской поэзии теме живого (а по сути вечного) куста. Наполненного музыкой жизни. Исключение – шедевр лирики «Можжевеловый куст» Николая Заболоцкого. У Кемаковой всё гораздо проще, но не менее символично:

...В минуты, когда не хватает сил
и так неподъёмен груз,
я слушаю, как озорно голосит
волшебный ивовый куст.

Порой возвращаешься, мир кляня,
в тревожной сумятице чувств, –
У дома всегда встречает меня
родной голосящий куст...

Окончательная история голосящего куста грустна. Но не более. Как я уже говорил – память неизбывна. Она даёт нам надежду на встречу с новыми стихами вдумчивой поэтессы с открытым сердцем. А это значит, мы увидим мир её глазами, именно от первого лица. Но пусть остается и тайна сотворения этого мира. Её знают только женщины. А мы, мужчины, лишь догадываемся.

Александр Логинов