Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Степень родства

О степени родства 30 октября с.г. в представительстве САФУ в г. Москве состоялся замечательный вечер памяти, посвященный Дмитрию Алексеевичу Ушакову, нашему земляку. 15 сентября этого года исполнилось бы 85 лет Дмитрию Алексеевичу, замечательному человеку, поэту, бывшему члену Поморского землячества с 1995г. ...

10 Ноября, 2017
Долгое возвращение автора на родину

В Архангельске издали книгу писателя-эмигранта Евгения Гагарина «Старый епископ молча тяжело поднимается с земли и неверными шагами идет по тротуару. Его сопровождают насмешки и комья снега. Он идет в церковь, как будто ничего не слыша и не видя. Коммунистическая молодежь заполняет церковный двор до ворот. ...

23 Октября, 2017
Книга и спектакль

Они и мы Архангельский театр кукол подготовил очередной не совсем обычный спектакль под названием "Они и Мы". ...

23 Октября, 2017

 

Пора выпить

Из книги Сергея Суровцева "Улетные истории"

Не разрешается использовать текст или любой его части  без согласования с издателем (литературно-издательский центр "Лоция" - Т.В.Овчинниковой) и автором (С.Суровцевым)

 

Раннее утро, пронизанное прозрачным светом солнечных лучей. На небе ни облачка, на земле – ни ветерка. Столбик термометра за окном командира эскадрильи Виктора Тихонина уже поднялся на отметку двадцать градусов и обещает непривычную духоту июльского дня.

– Погода звенит! – весело говорит авиатор, – Нашим летчикам жара – не помеха, им лишь бы летать побольше, а здоровья хватит.

Двухмоторный самолет Л-410 стремительно разбегается по взлетной полосе и легко взмывает над верхушками деревьев. Упругие потоки теплого воздуха ласкают крылья большой белой птицы, помогая ей подняться в родную стихию неба. Набрав высоту, самолет делает правый разворот и берет курс на северо-запад.

Для командира корабля Геннадия Петровского, которого по праву можно называют асом северной авиации, маршрут Архангельск – Соловки хорошо знаком. Но полеты над морем требуют особой подготовки. Достаточно сказать, что на борт летчики берут спасательные жилеты и надувную лодку для пассажиров и экипажа.

За тридцать пять лет летной работы у Петровского не осталось белых пятен на карте Архангельской области.

– Пришлось поработать и в далекой Африке – рассказывает бывалый летчик. – Мы выполняли перевозки пассажиров и грузов в Анголе, Мали, Джибути, Сьерра-Леоне. Пальмы, кокосы, чернокожие женщины… И жара, совсем как у нас, в Архангельске!

Лайнер, послушный воле пилота, как по некому воздушному шоссе, плывет вдоль побережья Белого моря, оставляя позади глухие леса, непроходимые болота и таежные озера. Внизу, справа и слева по курсу, горохом рассыпались поморские деревни с диковинными названиями: Лопшеньга, Яреньга, Луда, Золотица …

Полет проходит на высоте 2400 метров и длится не более часа. И вот уже «элка» начинает снижение. На эшелоне перехода командир устанавливает на высотомере атмосферное давление аэродрома. Мы приближаемся к крупнейшему беломорскому архипелагу – Соловецким островам. Пассажиры жадно прильнули к иллюминаторам.

Наш самолет выходит на посадочную прямую.

– Борт № 67602! Разрешаю заход на посадку, – звучит в наушниках голос диспетчера Андрея Абрамова.

– Шасси выпущены. К посадке готов, – докладывает Геннадий Петровский.

Спустя несколько мгновений самолет мягко садится на взлетную полосу Соловецкого аэродрома. Пассажиры выходят на перрон и вскоре отправляются на туристический маршрут по Соловкам.

Интересный случай недавно рассказал мне Владимир Житов, которого Геннадий Петровский когда-то вводил в строй командиром самолета Ан-2.

– В 70-е годы весной и осенью летчики добирались до аэропорта Кегостров через покрытую разбитым льдом реку на буксире «Мурман». Иногда по акватории расстилался туман, и движение прекращалось. Но летчики – народ находчивый, и всегда могут придумать, чем заняться во время вынужденного простоя.

Из тряпок и пакетов мы «стряпали» незатейливый мяч и играли на причале в футбол. Порой так увлекались, что били куда попало – и по ногам, и по рукам. Однажды я вместо мяча случайно ударил по руке Петровского и сломал ему палец. К врачу потерпевший обращаться не стал, чтобы не отстранили от полетов, и лечился самостоятельно.

Скоро палец зажил, но перестал сгибаться, впрочем, не мешая держать штурвал управления самолетом. С таким оттопыренным мизинцем левой руки Геннадий Ефимович и жил до конца своей летной карьеры. Эта история имела продолжение.

– В конце февраля каждого года, – продолжает свой рассказ Владимир, – десять экипажей самолетов Ан-2 направлялись в командировку в Мезень для вывоза рыбы. Каждый день мы выполняли по 5-6 рейсов с Канина носа, везя на борту до полутора тонн наваги.

Прилетаешь, бывало, в Шойну или Долгощелье, а там прямо на снегу лежат горы наваги. Впечатляющая картина! Рыбаки собирали ее в мешки и грузили в самолет. Один мешок с рыбой каждый экипаж, по очереди, брал с собой в гостиницу. Пока одни готовили пищу, другие ходили в магазин за хлебом и… водкой.

Работали мы много, а вечером отдыхали в гостинице аэропорта и обсуждали полеты. Желая похвалить товарищей, опытный Петровский, улыбаясь, поднимал вверх большой палец руки с оттопыренным мизинцем. Этот известный всем жест пилоты понимали однозначно:

– Пора выпить!

Летчики дружно пили холодную водку и закусывали вкусной навагой. Это такая русская забава! Но никаких эксцессов при этом не допускали, а утром бодро садились в пилотскую кабину и вылетали на очередное задание.

Окунувшись в теплые волны приятных воспоминаний, мой друг помолчал немного и произнес:

– А еще был такой случай с двумя нашими летчиками. Однажды Александр Хрушкой пришел к Юрию Матвееву пригласить его на рыбалку. Тот с удовольствием принял предложение, но сказал, что жена попросила прежде поклеить новыми обоями комнату.

– Я тебе помогу!

– Прекрасно! А у меня и бутылочка есть.

И вот приятели час работают, полчаса пьют водку, час работают – полчаса пьют. Но цветастые обои они все-таки наклеили. Пришла жена Матвеева, работу приняла и на радостях поставила довольным мужчинам еще одну бутылку: «Вот теперь можете ехать на рыбалку».

Наутро Александр пришел к Юрию с рыболовными снастями и рюкзаком. Звонит в квартиру, ему долго не открывают. Наконец дверь отворилась, и показалось сердитое лицо хозяйки:

– Тебе чего?

– Так мы же с Юрой на рыбалку собирались.

– Какая рыбалка?! Посмотри, что вы наделали!

Оказалось, что ночью обои отклеились от стены и упали прямо на кровать с высокими спинками. При этом они образовали своеобразный «домик». А хозяева спят, глаза откроют – темно, они и спят дальше. Разбудил только настойчивый звонок. Тут они встали и поняли, в чем дело.

Ну, Юрию, конечно, крепко попало от жены, и он в расстроенных чувствах пошел на кухню. А приятель – домой. Пропала рыбалка…