Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Я прожил бурную, не всегда правильную жизнь...

Я прожил бурную, не всегда правильную жизнь. Искал свою розовую чайку, пил, как может пить русский человек, не найдя свого места под солнцем. ...

18 Сентября, 2018
Сухановский поэтический вечер

Именно так называется ежегодная встреча литераторов на Княжострове. ...

18 Сентября, 2018
Новая книга «Путешествие в Букландию»

«Буря в Букландии» – лишь начало удивительного путешествия самой обычной девочки, которая не любит читать, в волшебную страну книг. ...

14 Сентября, 2018
Отзыв на книгу «Валенки и грабли»

Когда Надежда подписывала мне свою книгу, она сказала, что будет рада отзыву. ...

13 Сентября, 2018
КНИГА ЗА РЕПОСТ: розыгрыш № 15

Друзья-книголюбы! А вы знали, что ежегодно в первый понедельник октября во многих странах отмечают Международный день врача (International Doctor’s Day)?   ...

11 Сентября, 2018
Новая книга: К успешному родительству

Из типографии привезли тираж методического пособия «К успешному родительству: методы семейного воспитания». ...

11 Сентября, 2018

(из книги «Возвращение в Арктику», автор — Владимир Соколов, издательство «Лоция», Архангельск, 2014 год)

Теперь нам не мешала запретная зона, и к самой северной точке архипелага Новая Земля мы шли так близко от берега, насколько позволял здравый смысл. Вести описание ледников, которых здесь множество, можно было прямо с борта. Но в прибрежном плавании были и свои «ложки дегтя». Ледники, как правило, заканчиваются у моря высоким обрывом. Время от времени огромные их куски, отломившись, падают прямо в воду. Так появляются айсберги — серьезное препятствие судоходству в северной части Баренцева моря.

Большие видны в локатор, они не так подвижны, скапливаются у родного ледника. Зато мелкие, метра по два — три в диаметре, обломки уносит далеко в море. По дорожке, ими выложенной на воде, можно определить, как действуют в данном районе течения. Еще можно с полного хода налететь на такой «булыжник», тогда пробоина в подводной части корпуса обеспечена. «Профессор Молчанов» не шел полным ходом: сдерживали полосы тумана и любознательность экспедиции. В начале Арктического похода мы и представить не могли, в какие закутки, бухточки, шхеры заберется наш пароход, подчиняясь охотничьему азарту сотрудников научных институтов. Люди науки просили то подойти поближе к островкам Гольфстрим, то повернуть в залив Иностранцева, то остановиться у ледника Мака.

Капитану и штурманам постоянно приходилось слышать — пройти на минимальном «ну, конечно же, безопасном» расстоянии от мысов, ледников и других объектов, привлекших внимание ученых. Им все было интересно: характеристика льда, температура воды, состав скальных пород. Больше того! Они были готовы сами швартоваться к какому-нибудь камню, лишь бы потрогать его руками.

Намечали, к примеру, зайти в залив Иностранцева. В его глубине — ледник, напоминающий замерзшую реку. В некоторых научных трудах указывалось, что он спускается к морю по несколько сантиметров в год. Периодически его куски отламываются, падают в море и становятся айсбергами. «Надо бы зайти, обследовать», — просили ученые. Заходили и видели, что бухта полностью забита льдом, но не однолетним, для нас почти безобидным. Десятка три айсбергов неспешно двигались каждый своим путем, не подвластные течению и ветру. Но такое впечатление, что они норовили дрейфовать только в сторону судна. Уклонялись от одного, другого, третьего. Выбрав момент, чтобы не столкнуться с четвертым, спускали «зодиак» на воду. И не переставали удивляться, как у экспедиции еще не пропало желание носиться среди льдов и днем, и ночью. Они оказывались (едва успевали следить за ними в бинокль) то под айсбергом, то у подножия ледника. Через 2 — 3 часа наши ученые возвращались: перепачканные от шапки до сапог, сырые с ног до головы, счастливые и довольные. Их настрой передавался и экипажу, большей частью потому, что заканчивались опасные маневры у берегов.

Другой случай. Сделали остановку у мыса Медвежий: по плану — съемка прибрежной части горного хребта Ломоносова. Уже вышли на минимальную глубину, уже бросили якорь, уже спустили «зодиак» на воду. Вдруг раздался возглас, который заставил всех вздрогнуть: «Медведи!». Животный мир Арктики не отличается ни богатством, ни разнообразием. Забегая вперед скажу, что по ходу плавания нам встречались представители фауны, и моментально на верхнем мостике образовывалась толпа любознательных.

Сходя на берег, наши любители заполярной экзотики пытались покормить тюленей, подбирались (глаза не верят — дай потрогать) к птичьему базару или лежбищу моржей. С белым медведем случай особый. Он — хищник, встреча с ним ни к чему хорошему не приведет. Занесенный в Красную книгу, он как бы догадался о своей безнаказанности; к природной смекалке добавилась хитрость и наглость. Профессор Петр Боярский, руководитель морской арктической комплексной экспедиции (МАКЭ), утверждал, что медведь должен бояться людей на генетическом уровне, только тогда на Севере человек будет в относительной безопасности.

Крупный медведь, не спеша, спускался к морю. Пройдя несколько метров, он останавливался, поднимал высоко морду, нюхал воздух. И снова шел к воде. С другой сопки в ту же сторону двигались медведица с двумя довольно крупными медвежатами. Еще один лежал на снегу на приличном удалении.

Егеря парка «Русская Арктика» вызвались приструнить медведей, чтобы те не стали препятствием для научного прогресса. Захватив оружие, отправились к берегу на лодке. Отсутствовали недолго, а, вернувшись, уверено заявили — животные не уйдут: хищники поймали тюленя и только-только приступили к завтраку. Значит, уйти придется нам.
Снялись с якоря, перешли к Оранским островам. Это — самый-самый север Новой Земли. Острова привлекли исследователей отвесными скалами, птичьим базаром и моржами на отмели. Легли в дрейф. Вахта приступила к привычным маневрам — как можно ближе к лодкам, как можно дальше от мелей, льдов, берегов. Пассажиры «зодиаков» отправились получать удовольствие (оказавшись по пояс в воде) от высадки и от общения с животным миром. Но были те, кому полярные странствия уже в тягость. Сотрудники парка «Русская Арктика», не пытаясь скрыть тоску-печаль, смотрели туда, где берег уходил круто на восток. Там — Карское море, там — мыс Желания, там — дом. Как бы на «Профессоре Молчанове» не было хорошо, а они уже вторую неделю в дороге. Затоскуешь!