Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Степень родства

О степени родства 30 октября с.г. в представительстве САФУ в г. Москве состоялся замечательный вечер памяти, посвященный Дмитрию Алексеевичу Ушакову, нашему земляку. 15 сентября этого года исполнилось бы 85 лет Дмитрию Алексеевичу, замечательному человеку, поэту, бывшему члену Поморского землячества с 1995г. ...

10 Ноября, 2017
Долгое возвращение автора на родину

В Архангельске издали книгу писателя-эмигранта Евгения Гагарина «Старый епископ молча тяжело поднимается с земли и неверными шагами идет по тротуару. Его сопровождают насмешки и комья снега. Он идет в церковь, как будто ничего не слыша и не видя. Коммунистическая молодежь заполняет церковный двор до ворот. ...

23 Октября, 2017
Книга и спектакль

Они и мы Архангельский театр кукол подготовил очередной не совсем обычный спектакль под названием "Они и Мы". ...

23 Октября, 2017

(из книги «Возвращение в Арктику», автор — Владимир Соколов, издательство «Лоция», Архангельск, 2014 год)

Теперь нам не мешала запретная зона, и к самой северной точке архипелага Новая Земля мы шли так близко от берега, насколько позволял здравый смысл. Вести описание ледников, которых здесь множество, можно было прямо с борта. Но в прибрежном плавании были и свои «ложки дегтя». Ледники, как правило, заканчиваются у моря высоким обрывом. Время от времени огромные их куски, отломившись, падают прямо в воду. Так появляются айсберги — серьезное препятствие судоходству в северной части Баренцева моря.

Большие видны в локатор, они не так подвижны, скапливаются у родного ледника. Зато мелкие, метра по два — три в диаметре, обломки уносит далеко в море. По дорожке, ими выложенной на воде, можно определить, как действуют в данном районе течения. Еще можно с полного хода налететь на такой «булыжник», тогда пробоина в подводной части корпуса обеспечена. «Профессор Молчанов» не шел полным ходом: сдерживали полосы тумана и любознательность экспедиции. В начале Арктического похода мы и представить не могли, в какие закутки, бухточки, шхеры заберется наш пароход, подчиняясь охотничьему азарту сотрудников научных институтов. Люди науки просили то подойти поближе к островкам Гольфстрим, то повернуть в залив Иностранцева, то остановиться у ледника Мака.

Капитану и штурманам постоянно приходилось слышать — пройти на минимальном «ну, конечно же, безопасном» расстоянии от мысов, ледников и других объектов, привлекших внимание ученых. Им все было интересно: характеристика льда, температура воды, состав скальных пород. Больше того! Они были готовы сами швартоваться к какому-нибудь камню, лишь бы потрогать его руками.

Намечали, к примеру, зайти в залив Иностранцева. В его глубине — ледник, напоминающий замерзшую реку. В некоторых научных трудах указывалось, что он спускается к морю по несколько сантиметров в год. Периодически его куски отламываются, падают в море и становятся айсбергами. «Надо бы зайти, обследовать», — просили ученые. Заходили и видели, что бухта полностью забита льдом, но не однолетним, для нас почти безобидным. Десятка три айсбергов неспешно двигались каждый своим путем, не подвластные течению и ветру. Но такое впечатление, что они норовили дрейфовать только в сторону судна. Уклонялись от одного, другого, третьего. Выбрав момент, чтобы не столкнуться с четвертым, спускали «зодиак» на воду. И не переставали удивляться, как у экспедиции еще не пропало желание носиться среди льдов и днем, и ночью. Они оказывались (едва успевали следить за ними в бинокль) то под айсбергом, то у подножия ледника. Через 2 — 3 часа наши ученые возвращались: перепачканные от шапки до сапог, сырые с ног до головы, счастливые и довольные. Их настрой передавался и экипажу, большей частью потому, что заканчивались опасные маневры у берегов.

Другой случай. Сделали остановку у мыса Медвежий: по плану — съемка прибрежной части горного хребта Ломоносова. Уже вышли на минимальную глубину, уже бросили якорь, уже спустили «зодиак» на воду. Вдруг раздался возглас, который заставил всех вздрогнуть: «Медведи!». Животный мир Арктики не отличается ни богатством, ни разнообразием. Забегая вперед скажу, что по ходу плавания нам встречались представители фауны, и моментально на верхнем мостике образовывалась толпа любознательных.

Сходя на берег, наши любители заполярной экзотики пытались покормить тюленей, подбирались (глаза не верят — дай потрогать) к птичьему базару или лежбищу моржей. С белым медведем случай особый. Он — хищник, встреча с ним ни к чему хорошему не приведет. Занесенный в Красную книгу, он как бы догадался о своей безнаказанности; к природной смекалке добавилась хитрость и наглость. Профессор Петр Боярский, руководитель морской арктической комплексной экспедиции (МАКЭ), утверждал, что медведь должен бояться людей на генетическом уровне, только тогда на Севере человек будет в относительной безопасности.

Крупный медведь, не спеша, спускался к морю. Пройдя несколько метров, он останавливался, поднимал высоко морду, нюхал воздух. И снова шел к воде. С другой сопки в ту же сторону двигались медведица с двумя довольно крупными медвежатами. Еще один лежал на снегу на приличном удалении.

Егеря парка «Русская Арктика» вызвались приструнить медведей, чтобы те не стали препятствием для научного прогресса. Захватив оружие, отправились к берегу на лодке. Отсутствовали недолго, а, вернувшись, уверено заявили — животные не уйдут: хищники поймали тюленя и только-только приступили к завтраку. Значит, уйти придется нам.
Снялись с якоря, перешли к Оранским островам. Это — самый-самый север Новой Земли. Острова привлекли исследователей отвесными скалами, птичьим базаром и моржами на отмели. Легли в дрейф. Вахта приступила к привычным маневрам — как можно ближе к лодкам, как можно дальше от мелей, льдов, берегов. Пассажиры «зодиаков» отправились получать удовольствие (оказавшись по пояс в воде) от высадки и от общения с животным миром. Но были те, кому полярные странствия уже в тягость. Сотрудники парка «Русская Арктика», не пытаясь скрыть тоску-печаль, смотрели туда, где берег уходил круто на восток. Там — Карское море, там — мыс Желания, там — дом. Как бы на «Профессоре Молчанове» не было хорошо, а они уже вторую неделю в дороге. Затоскуешь!