Поиск по сайту

Интернет-магазин Книговед

Независимая оценка качества условий оказания социальных услуг

Вышло в свет методическое пособие по проведению независимой оценки качества условий оказания услуг организациями социального обслуживания "Независимая оценка качества условий оказания социальных услуг". ...

19 Ноября, 2018
Невероятно, а очевидно

Вышла в свет новая книга Станислава Яковлевича Половникова. «Невероятно, а очевидно» - это документально-публицистическая проза о поморах, удивительной арктической истории, алмазах, кедрах и интервенции на Русском Севере. ...

04 Ноября, 2018
Край мой северный

В издательстве "Лоция" вышлел фотоальбом Елены Рэй "My Northern Land". ...

26 Октября, 2018
Няндомский "Белый пегас" и архангельская "Лоция" на пути к сотрудничеству

20 сентября в центральной районной библиотеке состоялось очередная встреча ЛИТО «Белый Пегас», также на встрече присутствовала замечательная гостья, Тамара Валентиновна Овчинникова, директор издательства «Лоция» г. Архангельск. ...

26 Октября, 2018
Презентация книги "Советская улица моя"

19 октября в Вельской центральной библиотеке состоялась презентация книги Александра Малолетова "Советская улица моя". ...

26 Октября, 2018
Ты много сделал для нас и для Севера, Саша!

6 октября ушел из жизни мануальный терапевт и невролог, писатель и общественный деятель Александр Тутов.   ...

26 Октября, 2018

ЛЕШУКОНИЯ МОЯ

Наша родина песенная,
Тишиною прекрасная;
Косики, будто лесенки,
Вниз по горочкам красным.
Зори летние долги,
Летом ночи короткие;
Вашка, хоть и не Волга,
На быстринах не кроткая.
Люди наши спокойные,
Руки наши умелые,
От старинного Койнаса
До мезенских пределов.
На богатство не жадны мы,
До работы охочие,
Лишь бы были отрадными
Наши дедовы отчины.
Ты не будешь плачевною,
Не исчезнешь в небытии,
И твоими напевами
Наши внуки насытятся.
Так живи, моя родина,
Благоденствуй, как можется,
Пусть, что прожито – пройдено,
Только радостью множится.

 

НАД БЕЛЫМ ПОКОЕМ

У самого Белого моря,
На снегом покрытой скале,
С ветрами холодными споря,
Сосны, уж посохшей, скелет.
И нету вблизи ни селенья,
Ни утлой рыбацкой избы,
Лишь синь распростертой Вселенной
Да берега ровный изгиб.
Ручей под скалой пробегает,
Журчит, побеждая мороз,
Как будто с холодного края
Сбирает он дани из слез.
А белый простор недвижимо
Уходит за весь окоём...
Так царственно, несокрушимо
Сиянье морозное в нем!
И нет в молчаливом покое
Ни звука, чтоб сердце привлечь,
И хочется там, под сосною,
Лицом к небу синему лечь.
Закрыв свои веки от солнца,
Лежать, бесконечно лежать...
Извечные боли и стоны
В теснине сердечной зажать.
Понять, как приходит иное,
И холода чуять тепло –
Оно проникает в живое
И ласково, и светло...
И сны навевает живые,
И тени с тобой говорят,
Как будто бы дни золотые
Вернулись, и очи горят...
Но, словно кинжалом пронзенный,
Я, вздрогнув, отворил глаза:
То ворона крик похоронный
Седые просторы пронзал.
О, черная скорбная птица
Средь белых покоев земли!
Скольким меж людей небылицам
Начала в тебе залегли.
Всему на земле есть начало,
А значит, всему есть конец.
Но сколько бы ты ни кричала,
Я все еще, брат, не мертвец.
Мертвецки не пью уж давненько,
Кошмарные сны отошли,
Теперь я под синью вселенской
Ищу лишь покой для души.
И в этом благом состояньи
Уж думы меня не гнетут,
И дали с морозным сияньем
Меня никуда не влекут...
Но птица опять прокричала;
Прощальное хриплое: «Кар–р–р...»,
Над белой землей расточало
Какой-то смертельный нектар.
Взмахнувши крылом на прощанье,
Покинула ребра сосны,
Разрушив в моем созерцанье
Незрелые смутные сны...
И снова простор недвижимый
Струится за весь окоем.
Так царственно, несокрушимо
Сиянье морозное в нем!

 

ДРАМА В ГОРАХ

Над горою высокой орел одинокий,
Лазурное небо через крылья сковозит;
Гнездо разорено рукою жестокой,
Орлят повязали и прочь увели.
А солнце сияло бездумно и скучно,
А небо держало в объятьях простор,
И только орел в небе плакал беззвучно,
И не было эха в ответ между гор.
Скала холодела, не греясь от солнца,
Тот внутренний холод сквозь тени сквозил...
Гнездо на утесе лежало наклонно,
Как будто держаться уж не было сил.
А цокот копыт уж не слышится боле,
Лишь пыль над тропою клубами висит,
Долина меж гор, равнодушная к боли,
Как время в веках умудренно молчит.
О, сколько трагедий бывает в природе,
От рук человека... иль само собой!
Но раны на теле проходят, проходят,
Рубцы, оставляя от боли былой.