Поиск по сайту

Леонид Невзоров: «В союз писателей – на белом коне»

9 октября свой замечательный юбилей отметил наш коллега, наш добрый друг и наставник Леонид Иванович Невзоров. Многим он известен как автор 24 разножанровых книг о людях Севера, нашей удивительной природе, главных ценностях жизни, судьбе северной глубинки. ...

18 Января, 2019
На родине Рубцова

4-5 января в Емецке состоялся X литературно-музыкальный фестиваль «Под Рубцовской звездой», который собрал почитателей творчества поэта Николая Рубцова. ...

17 Января, 2019
Издатель, педагог, журналист и просто... деловая бабушка

Женщине всегда столько лет, на сколько она себя чувствует ...

17 Января, 2019
Мой Верхнетоемский район

К 100-летию со дня рождения Александра Тунгусова вышло в свет второе издание его книги "Мой Верхнетоемский район. Записки краеведа". ...

28 Декабря, 2018
Краеведческий музей в XXI веке. Традиции и новации в музейном деле

Вышел в свет сборник докладов научно-практической конференции «Краеведческий музей в XXI веке. Традиции и новации», которая прошла 22-23 ноября 2017 года в Архангельске в рамках музейного форума, организованного Архангельским краеведческим музеем. ...

28 Декабря, 2018
Книжное пространство вокруг молодежи

7-8 декабря состоялась Межрегиональная научно-практическая конференция  «Журналистика и формирование образов прошлого и настоящего: проблемы, эффекты, прогнозы». ...

19 Декабря, 2018

МАЛЕНЬКИЕ РАДОСТИ

Жись-то наша состоит из маленьких радостей, не верите, дак слушайте.

Санька, мой сосед, мы с ним и в лес, и на рыбалку, хорошо дружим до святок. Я к святкам-то, как к войне готовлюсь, снежных баб в огороде штук 10 налеплю, а Санька не готовится, на авось надеется. Как время кудесить настаёт, мы с мамушкой совет держим, на соседей атаку готовим. Все свои действия по дням расписывам.

Сегодня решам соседям ворота приморозить. Я с ведёрышком воды – да к соседям. Ворота-ти водой облила, а мороз под сорок градусов. Ворота-ти сразу льдом взялись. Срседушки-то выйти не могут, через падалку вылазят. Мы с мамушкой в окошко зырим, со смеху умирам.

На другой день из печки ведро золы нагребла – и опять к соседям. Дорожку из золы от Санькиных ворот до самого крылечка бабки Матрёны, что на другом конце улицы живёт, и посыпала Пусть люди думают, что Санька по Матрёне сохнет.

Вечером того же дня катушку ниток взяла, к концу нитки застёжку привязала да к Санькиному-то окошку и приладила.

Сама из-за угла ниточку дёргаю, а застёжка «тук да тук», Санька раз десять выбегал.

Санька тоже без дела не сидит. Кажный день мне по снежной бабе уничтожат.

А тут дрова им сыпанула. За свои-то дрова не боюсь, дом-от мой на краю стоит, снегу-то до крыши, а дрова-ти и совсем под снегом. Прежь, чем их сыпануть, дак их сначала откопать надо, а кому охота возиться.

Санька утром дрова кладёт, а я ведёрышки в руки – да за водой. Мимо его иду да и спрашиваю: «Саня, кто тебе дрова-ти сыпанул»? А Санька как вздыбится: «Узнаю, убью!» – говорит. Крепко, думаю, сказанул.

Вечером с мамушкой очередной совет держим. Утром часов в пять поднялись – да опять к соседям. У них лесенка сбоку у дома приставлена, прямо для меня приготовлена. Я по лесенке забралась да трубу-то ихнюю дощечкой-то и прикрыла. Сами с мамушкой у окошка примостились, шести часов дожидаемся, когда тётка Маруся печь начнёт затапливать. Глядим, свет в окошках зажёгся, значит, скоро представление начнётся. Ждать долго не пришлось. Глядим, тётка Маруся бежит, лицо черно, одни глаза да зубы сверкают, а за ней Санькин отец в белых портах да катанцах на босу ногу. Жаль, слов не разобрать!

Видим, соседям жись не в радость. В гости-то к ним не ходила пока, а тут пошла. А они мне с порога: «Это ты нам трубу заложила?», а я возьми да и проскажись: «А вы, – говорю, – откуда узнали?». «Садись, —говорят, – за стол, ешь шаньги да рассказывай». Я шаньги ем, а они меня пытают, я ем да каюсь. Тут Санька хвастаться стал. А я, – говорит, – всех твоих снежных баб порушил». Не знал Санька моей самой главной тайны. Снежных баб-то я нарочно для него лепила, чтобы дом-от мой не трогал. Тут тётка Маруся молодость вспомнила. А давай, – говорит, – бабке Матрёне дрова сыпанём?» – «Кто, —говорю, – собирать-то будет? Стара уже». – «Кака же она стара, – говорит тётка Маруся, – ей всего-то 80».

Мы с Санькой больше никуда не пошли. Разговоров много, давно не виделись. А тётка Маруся с дядей Егором к бабке Матрёне в гости пошли. Вот так и живём, потом целый год вспоминам, да хохочем.