Вот какая проблема: корректоры уже не знают, как правильно надо править текcты, то е. названия правки. Пишет "короче" вместо "дефис". Ошибка вот какая - есть дефисы, т.е. короткие палочки в тексте типа "елки-палки", и тире - длинные, например: щел - словно летел". Так вот корректор правит дефис на тире словом "короче", а надо просто вынести на поле значок правки и написать"дефис".

Общество самоорганизуется. И если государство не идет к писателю-краеведу, то краевед краеведа поощрит и наградит за его важный исторический труд. Вот и сегодня, 24 мая в Архангельском областном краеведческом музее состоялось награждение общественной премией "Чаша раздумий". 13 работ (книг) претендовало на 6 чашек (чашки с блюдцами настоящие, с символикой премии). Кому-то достались лишь сертификаты на книжную и сувенирную продукцию. Но вообще-то дело не в награждении, а в том, чтобы люди, которые пишут о своей земле и людях, которые на ней жили и живут, знали, что их труд не напрасен, эти книги хоть 100 человек (в зависимости от тиража), но прочитают.

 

Очередной ликбез для авторов (особенно маститых), которые говорят: я с этой типографией давно работаю....Да на здоровье, работайте, но только не называйте этот самиздат книгой.
Объясняю: обложка - "лицо" книги. Она должна выражать суть содержания, а не быть абстрактной, как в данном случае. Хороший книжный иллюстратор смог бы найти подходящий сюжет для этой книги, тем более, что название - говорящее.
Есть титул, авантитул, даже двойной. Это хорошо. Но где выходные сведения, которые по издательскому стандарту должны располагаться на обороте титульного листа? Где ISBN, по которому издание классифицируется именно как книжное? Где библиотечный каталожный паспорт, который используют библиотечные работники в своей деятельности? В конце концов, где копирайт, позволяющий зафиксировать авторские права?
В конце книги нет выходных данных об издании, жанре, кто работал над книгой, адресе издательства. Этот самиздат не может быть принят в Российскую книжную палату, автор не видит разницы между "слепым" ризографом и качественной офсетной печатью.
Испортили авторскую задумку, переплели листы и сказали - вот вам книга.
Грустно, содержание ведь хорошее.

Работаю над новой книгой архангельского автора. А предыдущая "Двинские зори" уже выпущена тиражом 500 экз. На большее автор не тянет. Да и читателей больше не будет. Зачем пишет, спросите вы. Отвечу: для истории, для потомков. Он умрет, а книга, в которой описывается жизнь, которую автор видел своими глазами, останется.

Я издаю книги. Работаю с авторами, редактируя их рукописи и готовя их к печати, кстати, совсем небольшими тиражами. Все, с кем я работаю, ищут деньги на типографию сами. У государства денег на поддержку писателей нет. И поэтому радостно удивлена тем, что мэрия города Северодвинска нашла средства для поощрения авторов, утвердив литературную премию "Никольское устье". Раз в год любой северодвинский автор по решени. конкурсной комиссии может получить 11,5 тысяч рублей как премию за свой литературный труд. У нас в Архангельске и того нет.